Публикация

Парковый комплекс "Место радости". Церковь во имя преподобной Анастасии Киевской в Знаменке

Здание на карте
фото
Петергоф
Чайковского ул., 13А
Архитекторы:
Год постройки: 2014-2015
Стиль: Неорусский

Фото - Влада, 01.2018.

 

Парковый комплекс "Место радости". Церковь во имя преподобной Анастасии Киевской в Знаменке

г. Петергоф, ул. Чайковского, 13 лит. А

 

2014-2015 (?) -

На 01.2018 храм уже завершен и действует.

См. церковь во имя страстотерпца царевича Алексия

См. крестильная часовня во имя Иоанна Предтечи

 

  • фото
  • фото

    Акварель Эдуарда Гау, 1852
    "Дети принца Петра Ольденбургского"
    Александра в центре, ей 14 лет

  • фото

Анастасия Киевская - Александра Петровна (1838-1900), старшая дочь принца Ольденбургского Петра Георгиевича и принцессы Терезы, в Крещении по протестантскому обряду получила имя Александра Фредерика Вильгельмина, воспринялa от отца, «Просвещённого благотворителя», как было написано на его памятнике, идеалы христианского служения людям, ставшие и её жизненным кредо. Она родилась в Санкт-Петербурге, получила прекрасное воспитание и образование. Особенно увлекалась принцесса литературой, музыкой и рисованием. От матери Александра унаследовала талант живописца. По воспоминаниям её внука, князя Романа Петровича, «она чудесно рисовала, и её картины были развешаны в рамах в имении Знаменка». 
   Детские годы Александры прошли во дворце родителей (Дворцовая наб., 2), где семья жила в зимнее время, расположенном в одном из красивейших мест Петербурга между Мраморным дворцом и Летним садом. Ранее здание дворца, построенное в конце XVIII века по проекту неизвестного архитектора, принадлежало известному деятелю эпохи Екатерины II И. И. Бецкому и в историю архитектуры Петербурга вошло как «Дом Бецкого».   

На небольшой акварели Эдуарда Гау «Дети принца Петра Ольденбургского», написанной в 1852 г., они изображены сидящими в лодке, управляют которой братья Николай, Александр, Георгий и Константин. Александра бережно держит на руках самую младшую сестру Терезу. Седьмая, Екатерина, расположилась у ног старшей сестры.

В сохранившейся краткой записке юной Александры самым важным для неё казалось то, с кем из троюродных братьев она сидела рядом на семейном обеде в Аничковом дворце. И это неудивительно, так как её кузены вполне могли стать для неё потенциальными женихами. «В декабре 1853 года в первый раз обедала во дворце. Я сидела между Котею и Софии. А возле Софии сидел Низ (вел. кн. Николай Николаевич, сын Николая I).  А второй раз обедали во второй день Пасхи. Тогда я сидела между Низею и Мишелем…». Как и все девушки, она мечтала о своём принце, о высокой и чистой любви, любви на всю жизнь. Таким человеком ей показался вел. кн. Николай Николаевич (1831-1891), Низи, как звали его в семье, третий сын Николая I. Он учился в Первом кадетском корпусе, затем служил в лейб-гвардии Конном полку. Последовательно командовал бригадой, затем дивизией Гвардейской кавалерии, был генералом-инспектором по инженерной части. С 1855 г. он – член Государственного Совета. Высокого роста, внешне очень привлекательный и импозантный, Николай Николаевич без особого труда смог очаровать юную принцессу. Поэтому, когда на одном из приёмов он признался ей в любви и предложил руку и сердце, то она ответила согласием.

Исходя из законов России, принцессе Александре, которая была лютеранского вероисповедания, предстояло при выходе замуж за сына русского царя перейти в православие. Эта сложная религиозная церемония происходила в церкви Зимнего дворца. Как отметил один из присутствовавших, «особенно удивительным было послушание принцессы при выполнении обрядов: она громким голосом произносила молитвы, много раз ложилась на пол и должна была целовать руки многочисленным священнослужителям». Упоминание об этом событии есть также в дневнике А. Ф. Тютчевой, фрейлины императрицы Александры Фёдоровны: «Сегодня (26 декабря 1855) молодая принцесса Ольденбургская перешла в православие, она, по-видимому, понимала значение этого акта, который совершала и казалась глубоко сосредоточенной. Она была одета в белое атласное платье и очень просто причёсана. Выглядела она некрасивой: волнение дурно отражается на её цвете лица, а это единственное, что в ней хорошо. Черты лица у ней грубоваты и очень неправильны, но выражение чистоты, искренности и мягкости привлекает к ней симпатии».

 

 Александра Петровна активно участвовала в общественной жизни представительниц своего круга. Ещё до замужества в 1854 г. она стала действительным и почетным членом Императорского Женского патриотического общества, а также попечительницей 1-й Василеостровской частной школы на углу Малого проспекта и 3-й линии. При финансовой поддержке супруга уже в первые годы семейной жизни Александра Петровна открыла медицинский пункт в деревне Знаменке для окрестных крестьян, где сама вела приём, выдавала безплатно лекарства, делала перевязки и даже посещала больных на дому. Она считала: «Долг совести повелевает всё отдать, что имею, к осуществлению моего идеала. Я с детства была близка к больным, их любила. Видела пример моих незабвенных родителей…»
   В 1858 году Александра Петровна при поддержке супруга основала в галерной гавани Васильевского острова Покровскую Общину сестёр милосердия и стала её попечительницей. Община ставила своей целью подготовку опытных сестёр милосердия и воспитание бедных и безпризорных детей. В отделение сестёр милосердия принимались вдовы и девицы православного вероисповедания всех сословий в возрасте от 17 до 40 лет. По окончании обучения сёстры приносили присягу, в которой клялись служить с искренним милосердием, смирением, самоотвержением и любовью к ближнему.    Медицинский персонал Общины всегда был готов к отправке на театр военных действий в случае войны и к оказанию необходимой помощи населению в периоды социальных или стихийных бедствий. При Общине открыли детский приют на 65 детей, отделение сестёр милосердия, построили больницу, открытую 1 ноября 1859 г. С 1860 г. безплатно принимались приходящие местные жители, они также обеспечивались безплатными лекарствами. 

Великая княгиня по 1881 год состояла председательницей Совета детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии Феодоровны. Благодаря её заботам был составлен капитал, достигший в 90-е годы 2 млн. рублей. На эти деньги содержались 23 больших приюта: 21 в Петербурге, один в Царском селе и один в Петергофе. В них призревались до 5 тысяч сирот.
   Супружеская жизнь Николая Николаевича и Александры Петровны после рождения второго сына Петра в 1864 г. (первый сын Николай родился в 1856 г.) разладилась. Великий князь увлёкся танцовщицей Е. Г. Числовой, от которой он имел четверых детей. Эта связь оказалась настолько серьёзной, что продолжалась вплоть до смерти Числовой в 1889 году. 
   Разлад в семье и тяжёлая болезнь побудили Александру Петровну уехать из Петербурга. Болезнь одолела её после несчастного случая, когда во время поездки в карете лошади понесли и опрокинули экипаж. Она была сильно травмирована, что сказалось впоследствии на её здоровье – ей отказали ноги. Врачи рекомендовали лечиться на юге. В 1879 году великая княгиня покинула Петербург, как оказалось, навсегда. По дороге она остановилась в Киеве, где проживала в Императорском Путевом дворце. Почти полтора года – с ноября 1880 г. до июля 1881 г. –   Александра Петровна провела за границей, пытаясь восстановить здоровье. Некоторое время она жила в Неаполе и на острове Корфу. Остров Корфу с его уникальным климатом оказал благотворное влияние, но болезнь окончательно не отступала. 
   В июне 1881 года Александра Петровна на пароходе в сопровождении контр-адмирала Головачёва сделала остановку у берега вблизи Афонского монастыря.  Посетить Святую гору Александра Петровна не могла, так как посещение этого мужского монастыря женщинам запрещено. Но её навещали на пароходе афонские старцы, в беседе с которыми она находила утешение и укрепление своих духовных сил. Братия Русского Ильинского скита на Святой горе при посредничестве и участии архимандрита Макария, игумена Пантелеимонова монастыря, обратились к Александре Петровне с просьбой положить первый камень в основание соборного храма, который планировали построить на месте старого, пострадавшего от землетрясения. «Великая княгиня милостиво согласилась на это, и 22 июня прислала камень с приличной надписью, поручив сопровождавшему её контр-адмиралу Головочеву положить оный от её имени в основание собора. Таким образом, при помощи Божией, совершилась закладка собора. Собор будет двухпрестольный: главный престол – во имя пророка Ильи, придельный – во имя святой мученицы царицы Александры. Оставляя берег Афонской горы, Её Императорское Высочество пожелала видеть скит.  Пароход против него остановился. Настоятель с братиею поспешили на пароход, взяв с собой главнейшую святыню скита – чудотворную икону Божией Матери «Млекопитательницы» и святые мощи – стопу святого апостола Андрея Первозванного. Её Высочество с благоговением приложилась к святыне и за сим оставили берег Афона, напутствуемая горячими молитвами и благожеланиями русских обитателей Святой горы».
После возвращения из заграницы для Александры Петровны был арендован отдельный дом в аристократическом районе Киева Липках. Несмотря на все усилия врачей и её собственные, она так и не смогла передвигаться самостоятельно. Оставшись один на один со своей болезнью, проводя жизнь в одиночестве, прикованная к инвалидной коляске, Александра Петровна находила утешение в молитвах и чтении Псалтири, которую она называла «источником вечного радования». После долгих размышлений она приняла решение навсегда остаться в Киеве, что означало разрыв супружеских отношений. Это был смелый шаг, но как могла она смириться с изменой и неприкрытым двоеженством мужа, поправшего и её чувства, и свою веру, глубоко ранившего её душу! Нравственные страдания Александры Петровны ещё более усугубили её физическую болезнь. 
   Приняв решение, она окончательно поселилась в Киеве, навсегда распростившись со столицей. Здесь Александра Петровна полностью посвятила себя служению Богу и людям. Она приступила к осуществлению захватившей её идеи – идеи «живого монашества». 
   В XIX веке в церковных кругах в связи с развитием народнических идеалов возникла идея «живого монашества», которая предполагала не только строжайшее следование иноческим уставам св. Саввы Освященного и Феодора Студита, но и практическое служение страждущему человечеству. Идея живого монашества нашла отклик как у представителей духовенства, иночества, церковной интеллигенции, так и у верующих, принявших решение пострига, чему имеется немало примеров. Представительница Варшавского высшего общества графиня Ефимовская основала Леснинский Богородицкий монастырь Варшавской губернии с учебными заведениями и больницей для оказания безплатной медицинской помощи окрестным крестьянам. В Эстонии прославилась своей обширной деятельностью Вировская женская обитель Холмского края, а также Пюхтицкий Успенский женский монастырь со школой, больницей, народной библиотекой. Большую благотворительную работу проводили монастыри, осуществляя миссию милосердия и просвещения. Среди них Переяславский Феодоровский женский монастырь Владимирской епархии, Печенгский мужской монастырь Архангельской губернии, другие монастыри, в том числе Свято-Троице-Сергиева лавра, Киево-Печерская лавра, а также Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь близ Санкт-Петербурга 
   Александра Петровна стала поборницей живого монашества. Она хотела, чтобы «наши монастыри, сохраняя строгие отеческие правила и заповеди, непременно были рассадниками просвещения и благотворения во всех видах… Живое монашество – вот знамя, которое столь дорого моему сердцу, утверждала она в одном из своих писем. – Никакие монашеские обеты и правила не мешают любить ближнего, как самого себя, служить болящим, питать неимущих». 
   В живописном уголке Киева – Лукьяновке, на высоком склоне Вознесенской горы Александра Петровна купила у купца Диковского большую усадьбу площадью в шесть десятин, заплатив за этот земельный участок из личных средств 50 000 рублей. Здесь она основала Свято-Покровский женский монастырь (1889). В основе монастырского Устава лежало сочетание монашеского подвига с уходом за больными. За пять месяцев на территории монастыря была сооружена Покровская церковь, а за короткий срок здесь вырос целый городок. Всё создавалось под личным наблюдением великой княгини. Она сама составляла планы новых построек, счета по строительству и содержанию всех учреждений монастыря, а их было немало: больница с терапевтическим и хирургическим отделениями, аптека с безплатной выдачей лекарств, приют для слепых и неизлечимых больных, лечебница для приходящих – самая большая на юго-западном крае, училище для девочек-сирот, приют для хронически больных женщин, бараки для инфекционных больных, морг, прачечные, столовые и кухни. 

В 1889 году она переехала жить в новую обитель, где свою обычную обстановку сменила на монастырскую, заняв келью в одну комнату. Александра Петровна облачилась в иноческое одеяние, видимо, примерно тогда же она приняла и иноческий постриг с именем Анастасия, но известно это стало лишь после её смерти, после вскрытия духовного завещания. В её кабинете находилась чудотворная икона Почаевской Божией Матери – подарок отца. Молясь перед ней, великая княгиня получила исцеление: в монастырскую обитель её привезли на тележке, а здесь она начала ходить, как бы воскресла для новой жизни, оправдывая свое новое имя (Анастасия, с греч. – воскресшая).
   Жизнь и порядок в обители были организованы по строгому монастырскому уставу, несмотря на это, число желающих поступить туда в первый же год составило 400 чел., тогда как монастырь мог принять лишь 150 инокинь. Вся жизнь сестёр проходила в молитвах и трудах. Сама великая княгиня много часов проводила в больнице, иногда по 5-6 часов выстаивала на больных ногах, ассистируя хирургу. Весь надзор за подготовкой больных к операциям, уборкой операционных, дежурством у постелей оперированных по ночам принимала она на себя. Надзор за порядком в больнице, за работой сестёр в больнице, за питанием больных, за их духовной жизнью также несла на себе «Великая матушка», как с любовью её называли. Александра Петровна сердечно относилась к врачам, по-матерински ободряла, старалась помочь им в жизни, доверяла их профессионализму. Недаром в монастырской больнице ей самой сделали не одну операцию.
   При Покровском монастыре Александра Петровна открыла современную больницу для неимущих с единственным в Киеве рентгеновским кабинетом, устроила безплатную аптеку, училище и приют для девочек-сирот, приюты для неизлечимо больных женщин и для слепых. 
   В 1898 г. в Киеве проходил съезд естествоиспытателей и врачей. Они посещали врачебные учреждения, в том числе и больницу Покровского монастыря, которая оснащенностью и порядком поразила Варшавского профессора М. Зенца: «Каждый кабинет снабжён всеми необходимыми принадлежностями по своей специальности. Чистота, свет, воздух и, если угодно, роскошь не оставляют желать ничего лучшего. Всех кабинетов я насчитал 12, в которых, судя по списку, принимают 20 врачей. Один из кабинетов предназначен для отдохновения врачей и обставлен так, как обставляют кабинеты у богатых людей.
   Все обязанности сестёр милосердия при этой амбулатории исполняют монахини…
   Между прочим, при больнице имеется единственный в Киеве кабинет для снятия фотографий лучами Рентгена, служащий целям не только этой, но и других киевских больниц».
   Анастасия Киевская была строгой постницей, жила в простой келье, отдавая все средства на содержание основанных ею учреждений. В 1897 г. великая княгиня предотвратила эпидемию тифа в Киеве, организовав несколько специализированных больниц. До 1894 г., когда состояние здоровья великой княгини стало ухудшаться и ей самой потребовалась операция, Александра Петровна присутствовала на всех монастырских службах, сама читала шестопсалмие, часы, канон. 

Александра Петровна тихо скончалась в 1 час 20 мин. ночи с 12 на 13 апреля. Удивительно, что это произошло в один и тот же день, час и даже минуты, как и у её супруга вел. кн. Николая Николаевича девятью годами ранее. 13 апреля был опубликован Высочайший манифест, данный в Москве, возвестивший о кончине великой княгини Александры Петровны, в инокинях Анастасии. По особому разрешению Николая II её похоронили на монастырском кладбище, исполнив волю самой скончавшейся, выраженную в её завещании от 11 (23) марта 1889 г.  «Смиренно прошу Вседержавнейшего Отца и Благодетеля моего дозволить погребсти моё тело на восточной стороне храма Пресвятой Богородицы в моей обители в г. Киеве под открытым небом, не делая в земле никакого приспособления, в простом сосновом гробу… Прошу отпевать меня без всякой мирской славы, суетности и без всяких венков и цветов. При погребении и вообще после моей кончины прошу именовать меня рабою Божиею Александрою или иным именем, если я когда-либо сподоблюсь монашеского пострижения.
   Над могилою прошу поставить весьма небольшой и самый дешёвый каменный крест, вделав в него икону Царицы Небесной, полученную мною на Св. горе Афонской, работы иеродиакона Лукиана, – на кресте надпись: тут покоится прах рабы Божией Александры…»

Текст с сайта "Православие Доброполья" с сокращением, дата обращения 18.01.2018

 

0 комментариев
739 просмотров
Добавил: Виктор М, 16 Ноября 2014, 17:34
Редактировано: 8 Января 2019, 07:09
Оцените:
(6 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='https://www.citywalls.ru/house29017.html' target='_blank'>Парковый комплекс "Место радости". Церковь во имя преподобной Анастасии Киевской в Знаменке на Citywalls.ru</a>
Комментарии
Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 28811
Готовится: 305
Посетители
Гостей: 310
Всего сегодня: 3472