Публикация

Особняк Набоковых - Набоковский фонд . Музей Набокова

Здание на карте
фото
Архитекторы: Гейслер М. Ф.
Гуслистый Б. Ф.
Год постройки: 1897, 1901-1902
Стиль: Модерн

Особняк Набоковых                                                                                        Модерн                                   

ул. Большая Морская, 47 

Модерн

Дом Я. А. Маслова

1740-е -

Дом М. Н. Рогова

1873 - арх.  Яфа Людвиг (Лев) Яковлевич

Особняк Набоковых

1897 - Гейслер Михаил Федорович - ремонт

1901-1902 - Гуслистый Б. Ф. - перестройка

 

Набоковский фонд . Музей Набокова

 

 

см. История дома

 

 

 

  • фото

    План 2-го эт.
    с комментариями
    из книги
    "Другие берега"

  • фото

    Гостиная.

  • фото

    Детская
    комната.

  • фото

    Библиотека
    в доме Набоковых
    1920-е гг.

  • фото

    Е. И. Набокова
    Портрет работы
    Л. Бакста

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Наталия, 04.2017.

Владимир Владимирович Набоков родился в этом доме 10 апреля (по старому стилю), 22/23 апреля (по новому стилю) 1899 г. Отец писателя. Владимир Дмитриевич Набоков (1870-1922), сын министра юстиции (1878-1885) Д. Н. Набокова, был известным ученым-правоведом, а также одним из руководителей Конституционно-демократической партии (партии кадетов), депутатом Первой Государственной думы, издателем и постояннным автором газеты "Речь". Мать Набокова, Елена Ивановна Рукавишникова (1873-1939), происходила из семьи состоятельных золотопромышленников, много занимавшихся благотворительностью в Петербурге и в Москве. Ее родители жили неподалеку отсюда в собственном доме по Адмиралтейской наб., 10.

 

В. Д. Набоков и Е. И. Рукавишникова поженились в конце 1897 г., а в 1898 г. поселились в этом доме. При Набоковых первый этаж стал общесемейным: здесь роасполагались гостиная, столовая, библиотека и "комитетская", где проходили совещания руководства партии кадетов и редакции газеты. На втором этаже находились комнаты родителей: кабинет Владимира Дмитриевича, музыкальная гостиная, будуар Елены Ивановны и спальня.На третьем этаже дома располагались детские.Кроме Владимира, старшего сына, в семье было еще четверо детей: Сергей (1900), Ольга (1903), Елена (1906) и Кирилл (1911). Семья Набоковых прожила здесь до ноября 1917 г., проводя летние месяцы в своем имении Выра под Петербургом.

 

в этом доме бывали многие известные люди: здесь звучал бас Федора Шаляпина, играл пианист и дирижер Сергей Кусевицкий; Мстислав Добужинский давал юному Владимиру уроки рисования. Другим частым гостем в доме был Александр Бенуа. В 1914 г. Набоковы принимали у себя английского писателя Герберта Уэллса.

 

Библиотека Набоковых представляла  большую ценность и насчитывала около 10 тысяч книг на русском, английском, французском, немецком языках.Набоковы были также обладателями обширной коллекции живописи, а также собрания графики современных им художников. Все дети Набоковых получили домашнее образование, уроки давали английские, французские и русские учителя. В 11 лет В. Набоков поступил в Тенишевское училище, одно из лучших учебных заведений России того времени. В 1916 г. Набоков опубликовал свой первый сборник стихов и начал работу над первой книгой, но революция 1917 г. заставила семью уехать из Петрограда. 15 ноября 1917 г. В. Набоков навсегда оставил свой дом.

 

До апреля 1919 г. семья Набоковых жила в Крыму, а затем покинула Россию. Первое время набоковы жили в Лондоне, затем переехали в Берлин. Там В. Д. Набоков занимался изданием русской ежедневной газеты "Руль" и продолжал активную политическую деятельность. В марте 1922 г. В. Д. Набоков был убит русскими террористами-монархистами.

 

В 1922 г., закончив обучение в Кембриджском университете В. Набоков поселился в Берлине и оставался там до 1936 г. Елена Ивановна с младшими детьми переехала в Прагу, где жила до своей сметри в 1939 г.

В 1925 г. Владимир Набоков женился на Вере Евсеевне Слоним (1902-1991), а в 1934 г. родился их единственный сын Дмитрий.

С начала 1920-х гг. сначала в периодической печати. а затем отдельными сборниками начинают выходить стихи Владимира Набокова под псевдонимом В. Сирин. в 1925 г. опубликован первый роман "Машенька", за ним "Король, дама, валет", "Защита Лужина", "Подвиг", "Камера-обскура", "Отчаяние" и "Приглашение на казнь". К 1932 г. Набоков-Сирин был уже признан самым талантливым из молодых писателей русского зарубежья, хотя при этом основным средством заработка  для Набокова оставались  частные уроки. В 1936 г. Набоков с семьей переехал в Париж, где закончил свой последний и лучший, по его собственному мнению, русский роман "Дар". Там же был написан первый роман на английском языке "Истинная жизнь Себастьяна Найта".

В апреле 1940 г. Набоковы эмигрировали в США. Обосновавшись в Америке Набоков начал преподавать русский язык, а также русскую и мировую литературу в университетах. Кроме того в 1941-1948 гг. он работал научным сотрудником в Музее сравнительной зоологии Гарвардского университета.

В 1940-е гг. Набоков-прозаик переходит на английский язык, хотя до конца жизни он продолжал писать и публиковать русские стихи и перевел на русский "Лолиту". а также свой автобиографический роман в русском варианте названный "Другие берега". Все эти годы Набоков занимался и переводами русской классики: "Слово о полку Игореве", "Три русских поэта" (переводы из Пушкина, Лермонтова и Тютчева),  "Герой нашего времени".  В 1944 г. вышла его книга "Николай Гоголь", а в 1964 г. четырехтомное издание перевода "Евгения Онегина"  с подробнейшими комментариями.

После публикации романа "Лолита" Набоов оставил преподавательскую работу.

В 1961 г. Набоковы поселились в Швейцарии в городе Монтре, недалеко от Женевы, в отеле "Монтре Палас". Здесь они прожили почти 20 лет. В Набоков умер 2 июля 1977 г. и был похоронен в Монтре.                                       (со стенда музея)

  • фото

    Столовая

  • фото

    Гостиная

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фантаскоп (
    "Волшебный фонарь"

  • фото

    Библиотека

  • фото
  • фото

    "Комитетская комната"

  • фото

    Фото - Наталия, 04.2017.

  • фото

    Дверь
    из библиотеки.

  • фото

    Столовая.

  • фото

    Столовая.
    Фото - Тамара
    Николаевна 12.2007

    Добавил- IVa

 

Дом подробно описан в книге Набокова "Другие берега". На первом этаже располагались отделанные деревом столовая, библиотека и телефонная комната. Из вестибюля уходила наверх мраморная лестница с витражами в окнах. На втором этаже находились комнаты родителей, будуар с эркером. На третьем - комнаты детей. В доме был гидравлический лифт, кабина которого была сделана в виде открытой площадки, отгороженной лишь перилами.

 

Дом этот известен в основном тем, что здесь родился и жил до эмиграции в 1919 г. известнейший русский писатель В. В. Набоков. 

Владимир Набоков родился 10 апреля (по старому стилю) 1899 г. в Санкт-Петербурге на Большой Морской, 47, в спальне матери, Елены Ивановны Набоковой.

Образ дома, его интерьеров возникнет потом в ряде стихотворений, написанных в изгнании ("В неволе, в неволе я, в неволе... На пыльном подоконнике моем следы локтей, передо мною дом туманится.... От несравненной боли я изнемог"), в романе "Дар", в автобио­графической повести "Другие берега".

  • фото

    Зелена гостиная
    Начата реставрация

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фрагмент пола у входа
    в Зеленую гостиную
    Фото - Наталия, 04.2017.

  • фото

    Набоков в Самиздате

  • фото

    Обложки с автографами
    Репринт

  • фото
  • фото
  • фото

    Бабочки.

  • фото

    Бабочки.
    Фото - Тамара
    Николаевна 12.2007

    Добавил- IVa

В настоящее время здесь размещен Набоковский фонд и Музей Набокова.

 

Музей В. В. набокова был создан в 1997 г. Первые десять лет музей существовал как негосударственное учреждение культуры. В 2007 г. на его основе был создан Музей В. В. Набокова Санкт-Петербургского государственного университета.

Хотя ко времени открытия музея. из предметов, принадлежащих Набоковым, мебели. книг, художественной коллекции в доме не оставалось ничего, за годы работы музею удалось собрать значительную коллекцию и богатую библиотеку.

Сейчас музей занимает первый этаж дома, экспозиция размещается в бывших помещениях столовой гостиной и библиотеки. Бывшая "комитетская комната", в которой интерьер не сохранился, используется как выставочный зал.

(со стенда музея)

 

 

  • фото

    Фото - Eka

  • фото

    Комната
    Е. Н. Набоковой

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Потолок

  • фото
  • фото

    Фрагмент пола

  • фото
  • фото

    Столовая

  • фото

    Потолок
    столовой

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Дверь в
    библиотеке

  • фото

    Потолок в
    библиотеке

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - С. Васильев
    02.03.2013.

4 комментария
2607 просмотров
Добавил: Mary, 16 Июня 2008, 02:59
Редактировано: 31 Августа 2018, 22:16
Оцените:
(6 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='https://www.citywalls.ru/house28134.html' target='_blank'>Особняк Набоковых - Набоковский фонд . Музей Набокова на Citywalls.ru</a>
Всего 4 комментария
  • 5 Октября 2017, 10:12

    Бездны Набокова.

    ... я почувствовал себя погруженным в сияющую и подвижную среду, а именно в чистую стихию времени ...

    Снег — настоящий на ощупь; и когда наклоняюсь, чтобы набрать его в горсть, полвека жизни рассыпается морозной пылью у меня промеж пальцев.

    ... Из всех карандашей только белый сохранял свою девственную длину - пока я не догадался, что этот альбинос, будто бы не оставляющий следа на бумаге, на самом деле орудие идеальное, ибо, водя им, можно было вообразить незримое запечатление настоящих, взрослых картин, без вмешательства собственной младенческой живописи.

    ... в моей жизни она была первой, имевшей колдовскую способность накипанием света и сладости прожигать сон мой насквозь ...

    Когда я думаю о моей любви к кому-либо, у меня привычка проводить радиусы от этой любви, от нежного ядра личного чувства к чудовищно ускользающим точкам вселенной.

    ... страшная беззащитность души в вечности и отсутствие там своего угла ...

    Сколько раз я чуть не вывихивал разума, стараясь высмотреть малейший луч личного среди безличной тьмы по оба предела жизни?

    Все так, как должно быть, ничто никогда не изменится, никто никогда не умрет.

    Набоков В. "Другие берега"

    (Набоков В. Собрание сочинений в четырёх томах - М.: Правда, 1990 - Т 4; 480 с.)

  • 5 Октября 2017, 10:14

    Библиотека.

     


    ... проглотив чашку какао в столовой на нижнем этаже, я оттуда кидался, уже надевая пальто, через зеленую залу (где мандаринами и бором пахло так долго после Рождества), по направлению к «библиотечной», откуда доносились топот и шарканье. Там я находил отца, высокого, плотно сложенного человека, казавшегося еще крупнее в своем белом, стеганом тренировочном костюме и черной выпуклой решетчатой маске: он необыкновенно мощно фехтовал, передвигаясь то вперед, то назад по наканифоленному линолеуму, и возгласы проворного его противника - "Battez!", «Rompez!» - смешивались с лязгом рапир. Попыхивая, отец снимал маску с потного розового лица, чтобы поцеловать меня. В этой части обширной библиотеки приятно совмещались науки и спорт: кожа переплетов и кожа боксовых перчаток. Глубокие клубные кресла с толстыми сиденьями стояли там и сям вдоль книгами выложенных стен. В одном конце поблескивали штанги выписанного из Англии пунчинг-бола, - эти четыре штанги подпирали крышеобразную лакированную доску, с которой висел большой, грушевидный, туго надутый кожаный мешок для боксовых упражнений; при известной сноровке, можно было так по нему бить, чтобы производить пулеметное «ра-та-та-та» об доску, и однажды в 1917-ом году этот подозрительный звук привлек через сплошное окно ватагу до зубов вооруженных уличных бойцов, тут же удостоверившихся, впрочем, что я не урядник в засаде. Когда, в ноябре этого пулеметного года (которым по-видимому кончилась навсегда Россия, как в свое время кончились Афины или Рим), мы покинули Петербург, отцовская библиотека распалась, кое-что ушло на папиросную завертку, а некоторые довольно странные остаточки и бездомные тени появлялись - как на спиритическом сеансе, - за границей. Так, в двадцатых годах, найденыш с нашим экслибрисом подвернулся мне на уличном лотке в Берлине, причем довольно кстати это оказалось «Войной миров» Уэллса. Прошли еще годы, - и вот держу в руках обнаруженный в Нью-Иоркской Публичной Библиотеке экземпляр каталога отцовских книг, который был отпечатан еще тогда, когда они стояли плотные и полнокровные на дубовых полках, и застенчивая старуха-библиотекарша в пенсне работала над картотекой в неприметном углу. Он снова надевал маску, и возобновлялись топ, выпады и стрепет.

     

    Набоков В. "Другие берега"

    (Набоков В. Собрание сочинений в четырёх томах - М.: Правда, 1990 - Т 4; 480 с.)

     

    *******

     Экслибрис: izknig.livejournal.com/32630

  • 5 Октября 2017, 10:18

    Смыслы Набокова.

    * Творчество деятельное.

     

    2016-09-14

    ru.foursquare.com


    Если в качестве сочинителя единственную отраду нахожу в личных молниях и посильном их запечатлении, а славой не занимаюсь, то - признаюсь - вскипаю непонятным волнением, когда перебираю в уме свои энтомологические открытия...


    * Творчество разума.

     

    (Источник забыт, возм. ru.foursquare.com).


    Для этого сочинительства нужен не только изощренный технический опыт, но и вдохновение, и вдохновение это принадлежит к какому-то сборному, музыкально-математически-поэтическому типу. Бывало, в течение мирного дня, промеж двух пустых дел, в кильватере случайно проплывшей мысли, внезапно, без всякого предупреждения, я чувствовал приятное содрогание в мозгу, где намечался зачаток шахматной композиции, обещавшей мне ночь труда и отрады.

    … Одно - загореться задачной идеей, другое - построить ее на доске. Умственное напряжение доходит до бредовой крайности; понятие времени выпадает из сознания: рука строителя нашаривает в коробке нужную пешку, сжимает ее, пока мысль колеблется, нужна ли тут затычка, можно ли обойтись без преграды, — и когда разжимается кулак, оказывается, что прошло с час времени, истлевшего в накаленном до сияния мозгу составителя.

    … Когда же составление задачи подходит к концу и точеные фигуры, уже зримые и нарядные, являются на генеральную репетицию авторской мечты, мучение заменяется чувством чуть ли не физической услады…


    * Чувственное творчество ("музеефикация").

     

    2012-11-25

    ru.foursquare.com


    Мы сиживали на скамейках в Таврическом Саду, сняв сначала ровную снежную попону с холодного сидения, а затем варежки с горячих рук. Мы посещали музеи. В будни по утрам там бывало дремотно и пусто, и климат был оранжерейный по сравнению с тем, что происходило в восточном окне, где красное, как апельсин-королек, солнце низко висело в замерзшем сизом небе. В этих музеях мы отыскивали самые отдаленные, самые неказистые зальца, с небольшими смуглыми голландскими видами конькобежных утех в тумане, с офортами, на которые никто не приходил смотреть, с палеографическими экспонатами, с тусклыми макетками, с моделями печатных станков и тому подобными бедными вещицами, среди которых посетителем забытая перчатка прямо дышала жизнью. Одной из лучших наших находок был незабвенный чулан, где сложены были лесенки, пустые рамы, щетки. В Эрмитаже, помнится, имелись кое-какие уголки, — в одной из зал среди витрин с египетскими, прескверно стилизованными, жуками, за саркофагом какого-то жреца по имени Нана. В Музее Александра Третьего, тридцатая и тридцать третья залы, где свято хранились такие академические никчемности, как например картины Шишкова и Харламова, - какая-нибудь «Просека в бору» или «Голова цыганенка»: (точнее не помню), — отличались закутами за высокими стеклянными шкалами с рисунками и оказывали нам подобие гостеприимства, — пока не ловил нас грубый инвалид. Постепенно из больших и знаменитых музеев мы переходили в маленькие, в Музей Суворова, например, где, в герметической тишине одной из небольших комнат, полной дряхлых доспехов и рваных шелковых знамен, восковые солдаты в ботфортах и зеленых мундирах держали почетный караул над нашей безумной неосторожностью. Но куда бы мы ни заходили, рано или поздно тот или другой седой сторож на замшевых подошвах присматривался к нам, что было нетрудно в этой глуши, — и приходилось опять переселяться куда-нибудь, в Педагогический Музей, в Музей придворных карет, и наконец в крохотное хранилище старинных географических карт, — и оттуда опять на улицу, в вертикально падающий крупный снег Мира Искусства.

     

    Набоков В. "Другие берега"

    (Набоков В. Собрание сочинений в четырёх томах - М.: Правда, 1990 - Т 4; 480 с.)

     

    *******

     

  • 16 Апреля 2019, 16:04

    Дом, где родился писатель, закрыт для посещения. Внутри отбивают лепнину и деревянные украшения, а экспонаты накрыли пленкой. 

    https://otr-online.ru/news/v-peterburge-unichtozhayut-edinstvennyy-v-mire-muzey-nabokova-k-yubileyu-pisatelya-124204.html?fbclid=IwAR2n283V53Mg7tY2bmiPZ4CkjpoDTsB7ORsDlDMrvgfLJ1LJoCIT5cSdlz8

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 28824
Готовится: 301
Посетители
Гостей: 275
Всего сегодня: 250