Публикация

Памятник Екатерине II

Здание на карте
фото
Архитекторы: Гримм Д. И.
Микешин М. О.
Шретер В. А.
Год постройки: 1863-1873
Стиль: Необарокко

Фото Christian Bickel (Fingalo)

Памятник Екатерине II

Пам. монументального 

искусства (федеральн.)

 

1863-1873 - арх. Гримм Давид Иванович - пьедестал, общая компоновка

                - худ. Микешин Михаил Осипович - 

                - ск. Опекушин Александр Михайлович - 9 статуй на постаменте

                - ск. Чижов Матвей Афанасьевич - фигура Екатерины II

                - арх. Шрётер Виктор Александрович

 

 

Еще в начале 60-х годов, академик скульптуры Микешин, предложил Государю Императору проект памятника императрице Екатерине II-ой, для постановки в Петербурге. Проект этот, однако, не понравился Государю и был переслан на рассмотрение в Императорскую Академию Художеств, которая, выслушав заключение Д. И. [Гримма], обратила внимание на отсутствие должной монументальности в проекте и указала на необходимость полной его переработки. Второй проект, переработанный ак. Микешиным, и вновь представленный в Академию художеств, постигла та же участь. Тогда, уже в 70-х годах, Государь Император Александр II поручил Д. И. составить, сообща с академиком Микешиным, новый проект. Этот последний и был Высочайше одобрен и немедленно принят к исполнению. В 1872 году памятник императрице Екатерине, поставленный на названной вследствие этого Екатерининской площади в Петербурге, был торжественно освящен и Д. И., в знак особого Царского одобрения, получил чин Тайного Советника.

«Зодчий», 1898, Вып. 11, С. 83

  • фото

    Старые фотографии взяты
    из ЖЖ Humus.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    «Зодчий», 1874,
    Вып. 7, Л. 31

  • фото

    «Зодчий», 1874,
    Вып. 7, Л. 32-33

  • фото

    2003 г.
    Добавил- IVa

  • фото

    Соломаткин Леонид Иванович
    Открытие памятника Екатерины II, 1873.
    Государственный художественный
    музей Алтайского края

    Добавил- IVa

<…> работы по сооружению в С.-Петербурге памятника императрице Екатерине II до 1871 года производились по проекту, Высочайше утвержденному 4-го Февраля 1865 года. 24 декабря 1870 г. и 15-го Февраля 1871 г. последовали Высочайшие повеления, по которым проект памятника изменился, а именно: по первому Высочайшему повелению увеличена покатость тетив и ступеней на три дюйма, по второму расширены на шесть вершков база и карниз и увеличен объем постамента. Последнее вызвано необходимостью поместить вокруг постамента, сверх определенных по проекту 1864 года семи статуй, еще две — графа Орлова-Чесменского и Чичагова. Сверх сего, 6-го июля текущего года Высочайше повелено развести вокруг памятника сквер и при нем устроить тротуар, а памятник окружить тумбами, соединив их бронзовыми цепями, и поставить четыре канделябра. Вследствие этого стоимость построения памятника увеличилась против первоначально исчисленной суммы (241,740 руб.) на 215,156 р. 85 к., составив, таким образом, сумму 456,896 р. 85 к. На работы по сооружению памятника отпущено по 1872 год включительно 327,428 р. 67 к. Ныне испрашиваются к ассигнованию на 1873 год остальные 134,468 р. 18 к.         (Моск. Вед.)

«Зодчий», 1872, Вып. 12, С. 195

 

Обратимся теперь к обширной статье ближайшего помощника Д. И. Гримма - Николая Максимилиановича Бихеле:

Сооружение памятника Императрице Екатерине II

<…> Как известно, в 1860 году Академия художеств объявила конкурс [к столетию со дня восшествия на престол императрицы Екатерины II]на сочинение проекта монумента императрице Екатерине II, назначенного для постановки в Царском Селе; к определенному сроку на соискание были представлены проекты гг. профессоров: Иенсена и фон  Бока, академиков: Штрома, Залемана и Меннерта и художника г. Микешина. Последний проект экспертами Академии художеств одобрен, и в 1862 году Государь Император соизволил удостоить художника Микешина заказом памятника Екатерине II, по модели, представленной им в 1861 году на конкурс. Почти одновременно, в одном из заседаний с.-петербургской городской думы, сочувственно был принят вопрос о сооружении памятника императрице Екатерине II в принадлежащем столице Александринском сквере, причем дума выразила желание, чтобы изображение действительного тайного советника Бецкого было помещено на пьедестале монумента; бывший генерал-губернатор, князь Италийский, граф Суворов-Рымникский поддержал эту мысль, и ходатайство думы, 29-го мая 1863 года, удостоилось Высочайшего одобрения. Соображаясь с местностью, избранною для постановки монумента в С.-Петербурге, г. Микешин составил новый эскиз памятника, с деталями в стиле времен Людовика XVI; эскиз этот был представлен Государю императору в сентябре 1863 года, вместе с отзывом о нем ректора Академии художеств, тайного советника Тона, который нашел необходимым изменить предложенную г. Микешиным высоту памятника и бронзовый пьедестал в нижней части уменьшить на ⅓ против рисунка, чрез что фигура императрицы получила бы более величественный вид. По Высочайшему повелению, художник Микешин в ноябре 1863 года переделал рисунок, но и этот эскиз не был одобрен советом Академии художеств; наконец, в августе 1864 года изготовлен был новый проект монумента, который 19 августа Его Величество изволил осматривать и 4 февраля 1865 года проект этот удостоился Высочайшего одобрения. Вслед за тем министерством путей сообщения было предоставлено г. Микешину исполнение лишь художественной части памятника, т. е. изготовление глиняных и гипсовых моделей в настоящую величину.

Сооружение памятника предполагалось произвести в три года, начиная с 1866 г., но как до 1869 года государственным советом было отказано в ассигновании сумм для исполнения памятника, то работы ограничивались изготовлением в мастерской художника Микешина части гипсовых моделей. Затем, по ассигновании сумм, было приступлено к работам по сооружению монумента. Общее заведывание производством работ по построению памятника, за исключением скульптурных, порученных г. Микешину, возложено было, с соизволения Государя Императора, на профессора архитектуры Д. И. Гримма; со стороны же министерства путей сообщения назначен был инспектором работ инженер действительный статский советник Лесников, а по выходе его (в июне 1870 года) в отставку,— инженер статский советник Стремоухов. <…>

I. Устройство фундамента и гранитного пьедестала.

Строителю памятника препровождены были подлинные проектные чертежи и сметный по ним расчет; профессор Гримм, приступая к рассмотрению проекта с конструктивной стороны, не мог оставить без внимания нижеследующих необходимых исправлений и дополнении, имеющих весьма важное значение для монументального сооружения, а именно:

a) Под фундамент необходимо забить сваи.

b) По проекту назначено бутовую кладку фундамента ниже поверхности земли облицевать гранитом,— что не только излишне, но и вредно <…>.

е) Внутренняя кладка памятника предназначена из плитной забутки на известковом растворе; не подлежит сомнению, что внутренняя бутовая кладка, при всем желании связать ее прочно с гранитною облицовкой, не может представить той прочности, какую следует ожидать от материала совершенно однородного, и неизбежная осадка кладки из мелких камней может оказать вредное влияние на все сооружение: а потому строитель предложил весь памятник сплошь соорудить из гранитных камней, так чтобы избежать по возможности употребления скоб, пиронов и других металлических скреплений.

f) Постамент под фигурою императрицы по проекту назначено сделать из столба красного гранита, с квадратным основанием, с обкладкой его снаружи киевским лабрадором; не находя здесь достаточной гарантии в прочности лабрадоровой облицовки гранитного камня, строитель нашел более свойственным отменить вовсе употребление лабрадора, а самый столб сделать из темно-серого гранита.

g) Под тротуар вокруг памятника надлежало также заложить бутовый фундамент и самый тротуар сделать  <…> из гранита.

С этими изменениями и дополнениями исчисленная первоначально на все три категории работ сумма 241,740 рублей увеличилась на 53,342 рубля.

5 июля 1869 года приступлено к работам по сооружению памятника: по уборке дерев и кустов, начата выемка земли. <…>

По достижении надлежащей глубины выемки, а именно 4½ арш., приступили к забивке свай.

Подошва фундамента под памятником и тротуаром составляет круг, <…> площадь подошвы составляет 57,3 кв. саж.; на этой поверхности забито 293 сосновых свай<…>.

По забивке свай и выравнении верхов их под ватерпас, вынут между ними разрыхленный на поверхности грунт и приступлено к уплотнению всей подошвы забивкой между сваями на ребро поставленной бутовой плиты<…>.

По проверке горизонтальности всей искусственной подошвы, начата бутовая кладка фундамента<…>.

На весь пьедестал, с включением постамента, употреблено красного, светло и темно-серого гранита 72,260 пуд, <…> все бронзовые фигуры и прочие части и украшения весят 2,815 пуд. Следовательно, вес всего памятника составляет 200,222 пуда <…>.

Кладка фундамента производилась настолько успешно, что к 23 октября 1869 года, т. е. ко дню, первоначально назначенному для торжественной закладки памятника, все было приготовлено и для самой закладки в фундаменте оставлено было незабученным место, необходимое для устройства церемонии; назначенный, однако ж, день отложен был почти на месяц, т. е. на 24 ноября [в этот день по церковному календарю отмечается День Святой Екатерины, кроме того, в 1869 году исполнилось 140 лет со дня рождения Екатерины Великой]. На закладочный камень употреблен гранит, в котором выдолблено гнездо для помещения бронзового ковчега с медалями и монетами: ковчег этот сделан на заводе г. Кохуна, по рисункам профессора Д. И. Гримма. В него были вложены, кроме золотых, серебряных и медных монет, следующие 8 медалей: царствования императрицы Екатерины,— на вступление на престол Екатерины II золотая, и бронзовые: на присоединение к России Крыма и Тамани, на вступление Грузии в подданство России и на возвращение русских областей от Польши; царствования Императора Александра II,— на коронование Государя Императора золотая, и бронзовые: на открытие памятника тысячелетия, в память освобождения крестьян от крепостной зависимости и в награду войскам за покорение Западного Кавказа. Государь Император, замкнув ковчег, передал ключ от него графу Бобринскому и собственноручно опустил ящик в приготовленное для него место, которое было прикрыто бронзовою доскою, прикрепленною к мраморной плите. На доске этой надпись:

«В лето от Рождества Христова 1869, царствования Императора Всероссийского Александра II в пятнадцатое, положен Его Величеством сей основной камень памятника Императрице Екатерине II в 24 день месяца ноября.

В бытность исправляющим должность министра путей сообщения, свиты Его Величества генерал-майора графа Бобринского, и составителя проекта художника Микешина».

Сверх этой доски положены в один ряд 32 кирпича, нарочно приготовленные на этот предмет из песчаника; по укладке их Государем Императором, членами Августейшей Фамилии и прочими лицами, был надвинут покрывочный гранитный камень, поставлен на пироны и залит свинцом,— это единственный камень во всем памятнике, укрепленный пиронами.

Употребленные при закладке серебряное византийское блюдо, с рельефным вензелем Императрицы Екатерины II, серебряная лопатка и молоток с выгравированными вензелями были взяты у Сазикова; из орехового дерева каменщичий ящик (верстак) и шайки, с бронзовыми обручами и рельефными бронзовыми же вензелями, сделаны столярным мастером Шютц; все вообще предметы, употребленные при закладке, как железный заступ, железная шпага, дубовый ушат, полотенце и проч., были украшены вензелевым изображением Императрицы.

С наступлением зимы, над всем фундаментом возведена была временная крыша. <…>

Весь пьедестал сложен из сплошной массы гранитных камней, доставленных из Финляндии, Выборгской губернии, Сердобольскаго уезда, с островов Ладожского озера, а именно: красный гранит, употребленный на нижнюю часть, с ломок на острове Путсала [сейчас Путсаари], принадлежащем Валаамскому монастырю, серый гранит, употребленный на среднюю часть памятника, т. е. на базу и карниз над ней, доставлен с острова Яницарь [Янисари], принадлежащего местным жителям, и наконец для столба доставлен темно-серый гранит, с острова Сюскесаломи [Снескесальми], составляющего собственность Валаамского же монастыря.

Доставка камней к Петербургу производилась с Ладожского озера водою, на судах особо приспособленных для перевозки больших камней. Главная выгрузка производилась на Дворцовой набережной, между домом Его Императорского Высочества Принца Петра Георгиевича Ольденбургского и Летним садом, а оттуда камни перетаскивались вдоль Лебяжьего канала, по Царицыну лугу, чрез Инженерный мост и по Большой Садовой улице до места работ, при помощи особо устроенной переносной железной дороги. <…>Другая пристань для выгрузки находилась близ монумента Петра I, на набережной около водокачальни: тут предназначено было выгружать мелкие камни, весом каждый не более 500 пуд., так как перевозка камней к месту работ чрез Полицейский мост могла быть допущена с тем только условием, чтобы перевозимый груз не превышал 500 пуд. <…>

Из употребленных при сооружении памятника гранитных камней, красный гранит  с ломок Путсала представляет совершенно другую структуру, нежели гранит питерлакский, обыкновенно и почти исключительно употребляемый в С. Петербурге; правда, обделка путсальского гранита немного труднее, но зато поверхность его выдерживает самую высокую полировку. <…>

Светло-серый камень представляет совершенно однородную массу, и хотя мы здесь, в Петербурге, привыкли видеть сердобольский гранит не иначе, как серым, тем не менее, место ломки иногда придает камню отличительный признак, так например: камень с ломки Яницарь по структуре своей имеет как бы волокнистое строение, в нем есть, если можно так выразиться, торец, что ясно усматривается из обделанного образчика, где видны и долевые волокна и торцы их<…>.

Темно-серый гранит с ломки Сюскесаломи по однородности своей во всех отношениях, т. е. как в цвете, так и в массе, заслуживает внимание, и хотя он по своей структуре уступает в прочности красному граниту, тем не менее, твердость его не много уступает яницарьскому. <…>

Как уже было сказано, пьедестал памятника сделан из трех цветов гранитных камней: из красного путсальского гранита основание, состоящее из 4 тетив, расположенных крестообразно под прямым углом, и между ними по высоте 4 ступени, на верхней площадке лестницы цоколь, над ним из светло-серого гранита с ломок Яницарь база с выкружкою и над нею карниз. Переход от этого карниза к постаменту на высоте до скамейки, как совершенно облицованный снаружи бронзою, сделан из красного гранита: затем постамент над скамейкой и подножие статуи императрицы из темно-серого гранита с ломок Сюскесаломи. <…>

Вся гранитная кладка памятника, в том числе гранитный тротуар вокруг него, с 26 тумбами, производилась в шатре, устроенном в начале весны 1870 года<…>.

II. Художественные модели.

По Высочайше утвержденному, 4 февраля 1865 года, проекту, памятник Екатерине II должен был состоять из колоссальной фигуры императрицы и фигур сподвижников ее: князя Потемкина, графа Румянцева, князя Суворова, княгини Дашковой, Державина, князя Безбородко и Бецкого, четырех кронштейнов, карниза, переднего щита с вензелем и короною и с задней стороны картуши с надписью; впоследствии, а именно в 1869 году, назначено было с боковых сторон постамента, где имеются два свободных места, поместить два небольших медальона: Орлова-Чесменского и Чичагова, в бронзовых рамках.

Художнику Микешину предоставлено было исполнение моделей в глине и гипсе. К 1869 году изготовлены им были статуи императрицы, Державина и Дашковой; по мере их изготовления, таковые свидетельствовались светом Академии художеств. В марте месяце того же года им вновь изготовлены модели статуй: фельдмаршалов князя Суворова и графа Румянцева; в феврале 1870 года была готова в глине модель князя Потемкина.

Его Высочество, товарищ президента Академии, доложил Его Величеству об освидетельствовании светом Академии художеств в глине изготовленной статуи Потемкина, на что Государь Император Изволил отозваться, что, при представлении еще бронзовой модели этого памятника, Его Величество обратил внимание на позу Потемкина и тогда же, найдя ее слишком фамильярною, велел лично Микешину ее изменить и затем Его Величество повелел немедленно приступить к переделке означенной фигуры. Остальные фигуры — Безбородко и Бецкого — были окончены гораздо позже. Из мастерской художника все модели перевозились на завод фирмы «Никольс и Плинке» <…>. Готово установленную гипсовую модель Государь Император осмотрел 15 февраля 1871 года и, согласно с мнением совета Академии и в дополнение к нему, Высочайше Повелеть соизволил:

1) надпись, проектированную для памятника, поместить с переднего фаса на цоколе, ниже статуи графа Румянцева и князя Потемкина;

2) с заднего фаса, вместо большого медальона, в котором предположено было сделать надпись, поместить две статуи — графа Орлова-Чесменского и Чичагова, боковые же медальоны с изображениями последних снять совершенно;

3) складки порфиры набросить более гармонично и соответственно упругости материи, употребляемой обыкновенно для порфир;

4) орнаментную отделку памятника привести более в один характер, приличный памятнику;

5) расширить, насколько возможно, основание памятника и соответственно этому раздвинуть несколько все нижние фигуры;

6) тщательно проверить пропорции каждой статуи относительно других и исправить все погрешности в этом отношении, причем особенно обратить внимание на корпус князя Суворова;

7) подушку под ногою князя Потемкина заменить каким-нибудь военным атрибутом;

8) шляпу у графа Румянцева убавить соразмерно его голове;

9) статую Державина, слишком выгнутую назад, немного выпрямить, в соответствии с двумя новыми статуями.

Для исполнения 4-го пункта Высочайшего повеления, Его Высочество, товарищ президента Академии художеств, поручил профессорам: А. И. Резанову, Д. И. Гримму, А. И. Кракау, Р. А. Гедике и К. К. Рахау рассмотреть это дело и представить свое мнение.

Гг. профессоры, рассмотрев Высочайше утвержденный чертеж и малую модель памятника, пришли к тому заключению: что карнизы, кронштейны, картуши и т. п. исполнены на чертеже и в малой модели с полным знанием дела и могут быть признаны вполне удовлетворительными, при следующих незначительных исправлениях:

1) верхнему карнизу над главною фигурою придать более высоты и украшения обделать в стиле Людовика XVI;

2) нижней части картуши с вензелем Императрицы дать более строгую форму, соответствующую времени Людовика XVI;

3) верхнюю часть кронштейнов, разделяющих группы фигур, несколько уширить, сообразно с верхней раскреповкой;

4) обратить внимание на более плавный переход при стыках кронштейнов с карнизами, сохраняя при этом вышеозначенный стиль.

При сравнении всех этих частей с исполненною в настоящую величину моделью оказалось:

1) что архитектурные части ни по характеру, ни по формам, ни по орнаментации, ни по размерам не согласны с Высочайше утвержденным проектом и малой моделью;

2) что все части, как-то: карнизы, кронштейны, картуши,— исполнены не с должною тщательностью.

Вследствие вышеизложенного следует: переделать все упомянутые части большой модели, согласно Высочайше утвержденной малой модели и сделанным на оную замечаниям.

Художник Микешин занялся исключительно исправлениями гипсовых статуй, исполнение же архитектурных и орнаментных частей памятника министром путей сообщения поручено было академику Шретеру, согласно эскизу, изготовленному им по указаниям совета Академии художеств. По окончании всех этих работ, 12 мая 1872 г., они вновь были осмотрены Его Высочеством товарищем президента и членами совета Академии, и 14 июня 1872 г. модели памятника осмотрены Государем Императором, после чего приступлено к формовке модели для бронзовой отливки.

III. Отливка и установка бронз.

Отливку и установку бронзовых частей памятника Екатерине II принял на себя, согласно заключенному контракту, Р. Я. Кохун, фирма «Никольс и Плинке».

Приняв от казны установленные у него на заводе гипсовые модели памятника, г. Кохун принялся было за формовку, но осмотрев модели с точки зрения заводчика, он не мог оставить без внимания некоторых, по-видимому, незначительных, неловкостей в моделях, которые, однако ж, придали бы бронзе вид неоконченности; так напр. меховая опушка порфиры была до того эскизно сделана, что при взгляде на часть опушки, снятой для формования, нужно было догадываться, что это должно изображать мех, единственным признаком которого были хвостики, свойственные горностаю. Парики и волосы на всех фигурах тоже не были окончательно отделаны, а равно шитье на мундирах, орлы на порфире и вообще мелочи, которые с первого взгляда не бросятся в глаза<…>. И вот работа закипела: в несколько дней модели были очищены надлежащим образом, все маленькие погрешности исправлены и приступлено к разрезке их для формования, которое начато с главной фигуры.

Статуя императрицы разделена и формована для отливки следующим образом: голова, верхняя часть туловища, обе руки почти от локтей; потом средняя часть туловища, ноги с подножием и, наконец, шлейф. Разрезкой всех прочих фигур произведено отделение их на такие части, которые упрощали бы формование и не затрудняли бы впоследствии сборку и постановку статуй. <…>

… бронзовые работы шли до того успешно, что в течение 9-ти месяцев, а именно: к июню 1873 г., все части были не только отлиты, но собраны и установлены в сборной мастерской, где они, до отправки на место сооружения, были осмотрены Государем Императором.

Разобранные для отвозки на место сооружения памятника бронзы взвешивались. <…>

Всего [вес бронзовых частей составил] 2650 пуд. 33 фунта.<…>

С установкой статуи императрицы, высота всего памятника составляет 6 саж. 2 арш.

<…> На установку всех бронзовых частей памятника и на окончательную очистку их от пыли употреблено с небольшим два с половиной месяца.

При памятнике, против четырех тетив, по проекту профессора Д. И. Гримма, устроены на гранитных цоколях четыре бронзовых канделябра, о четырех фонарях каждый, в стиле времен Людовика XVI. Основание этих канделябр состоит из бутовой кладки, в которую вделаны чугунные пирамидальной формы подножия; высота гранитных цоколей 10 вершк., высота  канделябра с фонарем 9 арш. 12 вершк.; вес бронзы каждого канделябра 111 пуд. 16  фунт.

Стоимость сооружения памятника равняется    456,896 руб.<…>

По высочайше утвержденному церемониалу, торжественное открытие памятника назначено было на 24 ноября 1873 года.<…>

В память торжественного открытия монумента Екатерине II выбиты медаль и жетон. Рисунок медали составлял академик М. О. Микешин, лицевую сторону резал медальер А. Семенов, оборотную — П. Мещеряков.

Н. М. Бихеле.

«Зодчий», 1874, Вып. 7, С. 83—90

 

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

24 ноября в Петербурге последовало открытие монумента, сооруженного в память деяний Екатерины Великой.

Торжество открытия совершилось с обычными, в случаях, обрядами, в присутствии Государя Императора и лиц Августейшей фамилии. Хорошая погода благоприятствовала торжеству; вечером город был роскошно иллюминован и украшен транспарантами и флагами; Невский проспект и Большая Морская улица, залитые светом газа и бенгальских огней, представляли обширное гульбище, занятое массами пешеходов и экипажей.

Перед зданием городской думы обращала на себя внимание, поставленная на фонарном столбе массивная корона, унизанная цветными стеклами по проволочному скелету; скрытый внутри короны горящий газ разливал свет по стеклу; световые лучи, преломляясь в граненых бусах, производили тысячи блестящих искорок, эффектно мерцавших на короне, вследствие колебания пламени газа.

Горевший на здании Исаакиевского собора, по углам, газ не производил ожидаемого эффекта.

Монумент Екатерины II освещался посредством четырех приборов (в виде труб), отражавших на поверхность памятника свет пламени особого горючего состава. Много было копоти и дыма, но эффекта не было. Свет оказался слабым, не достигал вершины центральной фигуры, а постамент очутился в полумраке.

Кстати заметим, что железная решетка, которой обнесены газоны вокруг памятника, была совершенно изломана — видно, где тонко, там и рвется....

 «Зодчий», 1873, Вып. 10—11, С. 126

 

<…> При виде памятника первое впечатление довольно приятно, и было бы еще более приятно, если бы нижняя часть его, занимающая половину всей вышины, представляла более интереса. Общая форма напоминает памятник тысячелетия России, того же автора. Та же круглая форма в основании, то же деление, только вместо Веры и России — фигура Екатерины II, а эпохи русской истории заменены девятью фигурами, изображающими знаменитых деятелей того времени.

Императрица изображена в порфире, ниспадающей широкими богатыми складками, покрывающими позади часть пьедестала: в правую руку, несколько выдвинутую вперед и согнутую, вложен скипетр, в левую, спокойно опущенную, — лавровый венок, полускрытый складками порфиры. Движение фигуры неопределенно, так сказать, двойственно. Если рассматривать статую en face — она стоит; со стороны — она не то летит, не то падает, так как движение ног скрыто под складками одежды. Эта двойственность вредит характеру статуи: нет того спокойного величия, которое зритель ожидает увидеть в изображении великой Императрицы. Идея лаврового венка в руке тоже непонятна; он имел бы значение на челе великой Государыни, в руке же не имеет никакого.

На лицевой стороне памятника, ниже статуи Екатерины II, зритель видит группу трех знаменитых фельдмаршалов: князь Потемкин посередине, с правой стороны его граф Румянцев, с левой — Суворов Рымникский. Князь Таврический изображен сидящим в парадном придворном костюме того времени, с откинутой назад головой, обращенной к князю Суворову. Румянцев-Задунайский, тоже в сидячем положении, нагнулся вперед и видимо слушает, разговор Потемкина с Суворовым, который стоит, правым коленом прислонившись к кронштейну, левой рукой опирается на обнаженную шпагу. Поза графа Суворова очень неудобна, и зрителя удивляет обнаженная шпага в группе мирно беседующих фельдмаршалов. Несравненно лучше задумана группа из двух фигур: Безбородко и Бецкого, поставленных в памятнике со стороны Публичной Библиотеки. Мотив заключается в обоюдном обсуждении плана воспитательного дома, одного из благодетельных учреждений Екатерины II. В группе много жизни: Бецкой держит на коленях план и объясняет графу Безбородко расположение его.

Со стороны Аничкова дворца, подле графа Румянцева видна кокетливо сидящая молодая дама, с опущенной головой и с книгой на коленях. Статуя эта очень привлекательна, но едва ли возможно узнать в ней характер энергической президентши Академии наук, графини Дашковой. Подле нее стоит в геройской, отчасти театральной, позе — знаменитый поэт Державин, с листом стихотворений в руке. По нашему мнению, обе статуи были бы ближе к истине, если бы художник изобразил поэта Державина скромнее и изображению графини Дашковой придал более энергии. Со стороны Александринского театра, около шлейфа порфиры, помещены две фигуры, изображающие знаменитых адмиралов: графа Орлова-Чесменского и Чичагова. Обе фигуры в сидячем положении; Орлов — с обнаженной шпагой в руке, Чичагов — с морскою зрительною трубой. Статуи сподвижников Екатерины II непропорциональны, по крайней мере, статуя стоящего графа Суворова чуть-чуть выше сидящего князя Потемкина. Если такая разница в росте исторически верна, то художнику, олицетворяющему их в памятнике, следовало избегнуть подобной дисгармонии. Мы находим также неблагодарным место, отведенное для девяти фигур. По свойству места, фигуры пришлось изобразить с согнутыми под сиденье ногами, что может быть натурально, но неизящно. Возможно ли было этого избегнуть и как — мы не будем об этом говорить.

Памятник сочинен академиком М. О. Микешиным; недостатки, указанные нами, доказывают, что автор памятника, при всем его таланте, небезупречен в своих сочинениях. Он, до сих пор сочиняет памятники, как бытовые сцены. Рисунки его очень хороши, изящны, полны вкуса; но для памятника на площади всего этого недостаточно. Тут необходимо строго обдумать каждое движение, выразить характер исторических лиц, и г. Микешин, при его таланте, в силах выполнить это, если бы серьезно развил свои способности и не увлекся успехом.

Модели статуй выполнены с большим вкусом и знанием, по рисункам М. О. Микешина, академиками скульптуры М. Л. Чижовым и А. М. Опекушиным.

Во всяком случае, памятник Екатерине все-таки один из лучших памятников у нас в Петербурге, и местность около Александринского театра и по Невскому проспекту, от устройства памятника, разбивки сквера, постановки канделябр и проч., чрезвычайно выиграла. Решительно не узнать того, что было здесь прежде, и как прекрасно выделились здания Александринского театра и Публичной библиотеки. Теперь остается ждать застройки на этой же площади пустопорожних мест.

«Зодчий», 1873, Вып. 12, С. 143

 

Позднее, уже в 1879 году, Д. И. [Гриммом]предложена новая разбивка плана местности, т. е. сектора, около самого памятника, распределяя в нем целый ряд статуй и бюстов сподвижников императрицы; но, в силу неблагоприятно сложившихся по этому делу обстоятельств, пришлось отказаться от этой благодарной идеи.

«Зодчий», 1898, Вып. 11, С. 83

 

В рост должны были быть изображены: граф Н. И. Панин, адмирал Г. А. Спиридов, писатель Д. И. Фонвизин, генерал-прокурор Сената князь А. А. Вяземский, фельдмаршал князь Н. В. Репнин и генерал А. И. Бибиков, бывший председателем Комиссии по уложению. В бюстах — издатель и журналист Н. И. Новиков, путешественник П. С. Паллас, драматург А. П. Сумароков, историки И. Н. Болтин и князь М. М. Щербатов, художники Д. Г. Левицкий и В. Л. Боровиковский, архитектор А. Ф. Кокоринов, фаворит Екатерины II граф Г. Г. Орлов, адмиралы Ф. Ф. Ушаков, С. К. Грейг, А. И. Круз, военачальники: граф З. Г. Чернышёв, князь В. М. Долгоруков-Крымский, граф И. Е. Ферзен, граф В. А. Зубов; московский генерал-губернатор князь М. Н. Волконский, новгородский губернатор граф Я. Е. Сиверс, дипломат Я. И. Булгаков, усмиритель «чумного бунта» 1771 года в Москве П. Д. Еропкин, подавившие пугачевский бунт граф П. И. Панин и И. И. Михельсон, герой взятия крепости Очаков И. И. Меллер-Закомельский.

Веснина Н. Н. Сады Невского проспекта. - СПб : Пропилеи, 2008,С. 140—150)

 

Полностью все статьи из «Зодчего», посвященные памятнику Екатерины II, со множеством технических подробностей, находятся здесь  http://forum.citywalls.ru/post.php?id=36343

  • фото

    Румянцев - Потемкин - Суворов.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Румянцев.

  • фото

    Потемкин.

  • фото

    Суворов.

  • фото

    Безбородко - Бецкой.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Безбородко.

  • фото

    Бецкой.

  • фото

    Державин - Дашкова.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Державин.

  • фото
  • фото

    Дашкова.

  • фото

    Чичагов - Орлов.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Чичагов.

  • фото
  • фото

    Орлов.

Все фото - 02.11.2013 г.

Памятник Екатерине II внесен в  перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г. Санкт-Петербурге, как памятник монументального искусства.   (Постановление Правительства РФ № 527 от 10.07.2001)

  • фото

    Ограда.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Канделябры...

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
9 комментариев
11998 просмотров
Добавил: miraru1, 3 Ноября 2013, 21:43
Редактировано: 3 Ноября 2013, 23:09
Оцените:
(19 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='https://www.citywalls.ru/house24306.html' target='_blank'>Памятник Екатерине II на Citywalls.ru</a>
Всего 9 комментариев
  • 16 Сентября 2014, 01:50

    Стоит заметить, что именно этот памятник нанес наибольший ущерб ансамблю Александринского театра. Хотя упоминают об этом реже, чем о доме Басина. 

  • 5 Декабря 2014, 21:35

    "Памятник Екатерине II, установленный в 1873 году, закрывает фасад театра со стороны Невского проспекта и Малой Садовой улицы, что вместе с разросшимися деревьями сквера нарушило принцип "открытой площади" (объединенной с магистралью города), заложенный в проекте Росси".

     

    М.З. Тарановская Архитектура театров Ленинграда. стр. 110.

  • 12 Мая 2015, 16:44

    1873 г. :  Открытие памятника Екатерине II на Невском проспекте 24 ноября 1873 г.
                                  (Лит-ра: История Петербурга//Лейкин Н.А. Мои воспоминания. - СПб., 2004 N3. С.7)    

        

  • 19 Февраля 2018, 14:05

    Для чего нужна брусчатка? Например подпереть калитку))) фото 19.02.2018

  • 15 Августа 2019, 22:53
    Ответ на "III раздел третий абзац- княгиня( не графиня) Дашк" от Рюрикович

     Автор копировал статью из журнала Зодчий. Разумеется в журнале могла быть опечатка (такое случается), но обвинять автора публикации за то что он передал статью такой, какой она в первоисточнике, мне кажется не правильным. 

    В доказательство привожу страницу с данной статьей.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 29814
Готовится: 297
Посетители
Гостей: 445
Всего сегодня: 7658