Публикация

Жилой дом

Здание на карте
фото
Архитекторы:
Год постройки: 1933
Стиль: Конструктивизм

Жилой дом                               конструктивизм

ул. Жака Дюкло, 5

1933 -

 

 

На участке по ул. Жака Дюкло (бывш. Ольгинская ул.) возле современного Ольгинского пруда находятся 2 дома под углом 90 градусов друг к другу и образуют заросший старыми деревьями двор. Двор и сегодня практически не имеет элементарного благоустройства - проезды вдоль домов словно в деревне, а заросшая часть - почти природный грунт без следов планировки.

На момент строительства это место было практически за городом, в 5 минутах ходьбы от обширного дремучего Сосновского лесопарка среди малоэтажной деревянной застройки дачного типа, которая полностью исчезла в конце 1950х гг в связи с активной застройкой многоэтажными домами.

Можно предполагать, что эти дома были построены для сотрудников научно-исследовательского Физико-технического института, расположенного неподалеку.

Карьер по добыче песка, был устроен перед этими домами в 1930е гг. и стал расширяться, приближаясь к домам. Добывать песок здесь прекратили в начале 1960х гг.

 

 

  • фото

    1949 г.
    Вид на жилой дом №12
    по улице Ольгинской.
    ЦГАКФФД СПб Гр 70593
    (добавил Виктор М)

  • фото

    "Санкт-Петербурские ведомости"
    №109(6707) от 26.06.2020 г. С.5
    Фото - Д. Соколова
    (добавил - lenarch .)

Воспоминание об этих домах.

"Ранней весной в конце «хрущевской оттепели» в Ленинград приехал Булат Окуджава. <...> Поселился он в маленькой квартире в нашем ведомственном доме на Ольгинской улице.
Когда-то в конце 1920-х гг. ленинградские власти в порыве филантропии и по прямому указанию сверху начали строить дома для специалистов, артистов и прочих работников культуры. <...> Для ученых Физико-технического института тоже построили трехэтажный барак у бывшего котлована, ставшего озером. Оштукатурили его и заселили разными понаехавшими физиками. На этом доме нет ни одной мемориальной доски, а могло бы быть довольно много. Очень хорошо бы смотрелись мраморные доски на этой корявой халабуде: «Здесь жили лауреаты Нобелевской премии академики Капица, Ландау, Семенов; трижды Герои Социалистического Труда - академики Курчатов, Александров, Зельдович. На дважды и просто героев не хватило бы проемов, и им можно было бы повесить братскую доску с длинным списком и общей звездой. Как-то вопрос о досках действительно возник, и кто-то из городского начальства, оставив на углу Яшумова переулка автомобиль, чертыхаясь и спотыкаясь на колдобинах, добрался до дома на озере, посмотрел и сказал: - Не надо подчеркивать в каких условиях жили эти выдающиеся люди. Какие доски! Что скажут о нас потомки? И вообще это здание давно уже подлежит сносу. С тех пор прошло уже более 40 лет, но зданию до сих пор сносу нет: так и стоит на берегу Бассейки. В нем по-прежнему живут бывшие и будущие лауреаты."

(Березин А.Б. Булат Окуджава / Из истории ФТИ им. А.Ф. Иоффе. Выпуск 1.Воспоминания сотрудников -

СПб.: Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе, 2008. C. 111). 

 

  • фото

    Вид с улицы

  • фото

    Боковой фасад

  • фото

    Вид с улицы

  • фото

    Вид с улицы
    (вместе с домом №7)

  • фото

  • фото
  • фото

    Фото - Nipnip, 02.2020.

  • фото

  • фото

    Лицевой фасад
    Фото - Виктор М, 04.2020.

  • фото

    Фото - mashusik2007, 04.2021.

Эти два сильно обветшалых желтых здания возле Олыинского пруда, известного так же как Бассейка, не имеют охранного статуса и, увы, предназначены под снос. А жаль: у них очень интересная история. Дома были построены в 1932 -1934 гг. для сотрудников Физикo-технического института. Проект предусматривал отдельную котельную, общежитие для аспирантов, детский садик, прачечную, квартиры для научных сотрудников, помещения для дворников в подвалах. Сейчас, глядя на два разваливающихся дома, трудно себе представить, как эта все могла в них уместиться. На в том-то и была суть советского конструктивизма - с наименьшими затратами максимально удовлетворить запросы.

В физтеховских домах на Жака Дюкло в разное время получили квартиры светила советской науки: Игорь Васильевич Курчатов, Анатолий Петрович Александров, Лев Давыдович Ландау, Лев Андреевич Арцимович, Юлий Бoрисович Харитон, Николай Николаевич Семенов, Жорес Иванович Алферов...

Воспоминания о жизни здесь оставил Владимир Константинов - сын второго директора Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе Бориса Павловича Константинова. Он пошел по стопам отца, тоже стал физиком, работал в области голографии. «Пo-видимому, уже в 1945 г. дирекция института выделила отцу площадь в ведомственном доме на Ольгинской улице... Папа, мама, моя бабушка и трое мальчишек переехали в комнату в двухкомнатной квартире. Места было мало... Когда в квартиру перевезли вещи, для моей кровати места не нашлась, и мне пришлось спать, а днем играть на деревянном сундуке, который мне казался очень большими», - вспоминал Владимир Константинов. Вот так некоторое время приходилось жить семье ученого, который в то время уже заведовал лабораторией крупнейшего научного центра страны.

Но история этих домов связана с именами не только научной, но и творческой интеллигенции. В доме № 12 по Ольгинской улице (ныне ул. Жака Дюкло, 5) жила сестра Льва Арцимовича - актриса Вера Арцимович, вдова кинорежиссера Владимира Георгиевича Лебедева-Шмидтгофа, автора слов всем хорошо известной песни «Эх, хорошо в стране советской жить!». Сначала Арцимович работала на киностудии «Ленфильм», впоследствии вела драмкружок при доме ученых в Лесном. У нее было двое детей - Юрий и Ольга, они взяли фамилию матери. «Оля Арцимович была красивой, эффектной девушкой, и многие местные мальчишки были в нее влюблены. Влюблен был в нее и мой братец Шурик, но, как оказалось потом, без взаимности, хотя свою красивую фотографию она ему подарила», - вспоминал Владимир Константинов. Ольга рана вышла замуж, но брак оказался неудачным. Когда она гостила у дяди в Москве, повстречала Булата Окуджаву. Вспыхнула любовь, про которую говорят - «с первого взгляда». Но... Известный уже в то время бард был женат. Влюбленные разошлись со своими супругами и все-таки соединились. Булат Окуджава перебрался в Ленинград к Ольге Арцимович на улицу Жака Дюкло, где жил два с лишним года вместе с молодой женой и ее матерью. В семье родился сын, которого назвали, как отца, - Булатом. Про свое ленинградское жилище Булат Окуджава даже написал стихотворение, в кoтором были такие строки:

«Люблю я эту комнату,

где розовеет вереск

в зеленом кувшине.

Люблю я эту комнату,

где проживает ересь

с богами наравне».

Поэт посвятил эти строки Константину Паустовскому. «Но ведь это мой вереск и мой кувшин! И комната наша, ленинградская, 62-й год», - вспоминала Ольга Арцимович.

В конце 1930-х гг. в одной из квартир того же дома поселился физик Давид Моисеевич Каминкер. Во время Великой Отечественной войны он вступил в народное ополчение, затем сражался в рядах 44-й стрелковой дивизии. После войны в его семье родились два сына. Александр стал доктором физикo-математических наук, ныне он работает в Санкт-Петербургском политехническом университете. А Дмитрий - скульптор, основатель творческого объединения «Деревня художников» в Озерках и Коломягах. В детстве Дима Каминкер учился рисованию у Александра Яковлевича Гаврикова, жившего на втором этаже в сoседнем физтеховском здании. Александр Яковлевич в то время вел изостудию в доме ученых в Лесном, впоследствии он стал первым директором 79-й школы Калининского района.

В начале 1970-х гг., когда Дмитрий Каминкер учипся в Мухинскомучилище, в подвале дома, где жил, он оборудовал себе мастерскую. Сделать ему это было нетрудно, так как к тому времени его отец уже был заместителем директора ФТИ. Вместе с Каминкером в этой мастерской работал Михаил Ершов, ныне тоже известный скульптор, представитель современного искусства. Как вспоминал Арсений Березин, сотрудник ФТИ, один из руководителей Европейского Физического общества, однажды возник вопрос о том, что следовало бы установить на доме мемориальные доски. «Кто-то из городскoго начальства, оставив на углу Яшумoва переулка автомобиль, чертыхаясь и спотыкаясь на колдобинах, добрaлся до дома на озере, посмотрел и сказал: «Не надо подчеркивать, в какие условиях жили эти выдающиеся люди. Какие доски! Что скажут о нас потомки? И вообще это здание давно уже подлежит сносу».

...С тех пор на берегах Бассейки ничего не поменялось. В домах, которые и поныне пребывают в аварийном сoстоянии, по-прежнему живут люди. Здания следовала бы сберечь как памятник науки и культуры, но уже несколько раз принимались решения о возведении на их месте новых построек. В физтеховских домах в разные годы жили не только известные деятели науки, но и не менее выдающиеся представители богемы. 

(Е. Мозгалевская "Где розовеет вереск" "Санкт-Петербурские ведомости" №109(6707) от 26.06.2020 г. С.5; добавил: lenarch)

 

"Детский сад был в Клубе ученых (Дом ученых в Лесном). Его организовали для детей преподавателей Политехнического института, но меня туда приняли, потому что мой папа вел в Клубе драматический кружок.

На дорогу от нашего дома до детского сада уходило примерно полчаса.

..мы выходили к Старо-Парголовскому, на пересечение его с Яшумовым и Малой Объездной. Мы переходили проспект и шли по Яшумову переулку (теперь улица Курчатова)... 

  За поворотом Яшумова переулка мы редко шли одни. К нам присоединялись мамы с детьми со стороны Ольгинской улицы (теперь улица Жака Дюкло). Среди них были и Нонна Кареткина, и ее двоюродная сестра Лера, Леля Стефанова и Алик Наследов, они жили в новых физтеховских домах."

(Детство в Лесном. Воспоминания о 1935 г.В.Кравченко  "Лесной - исчезнувший мир". Глезеров. )

  • фото

    Вид со двора 1

  • фото

    Вид со двора 2

  • фото

    Вид со двора 3

  • фото

    Юго-восточный торец.
    Фото - Виктор М, 10.2015.

34 комментария
4666 просмотров
Добавил: sperling, 19 Мая 2011, 15:31
Редактировано: 27 Ноября 2020, 20:23
Оцените:
(20 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='https://www.citywalls.ru/house17246.html' target='_blank'>Жилой дом на Citywalls.ru</a>
Всего 34 комментария
  • 27 Декабря 2017, 15:29

    В доме пока живут люди.

  • 8 Ноября 2018, 16:49

    На улице Жака Дюкло возле пруда вознесутся две жилые 12-этажки 

    08/11/2018  

    Жилой дом из двух 12-этажных секций будет построен на улице Жака Дюкло, 5–7, рядом с Ольгинским прудом. Он займет место трехэтажек, появившихся там в 1930-х годах.

    Два трехэтажных здания были построены в 1933 году для проживания сотрудников Физико-технического института. Стены собраны из шлакобетона. Дом 5 стоит вдоль улицы Жака Дюкло, а дом 7 — вдоль сквера вокруг Ольгинского пруда.

    В 2001 году институту разрешили реализовать инвестиционный проект — «с расселением в установленном порядке указанных жилых домов и их сносом за счет привлеченных средств инвесторов». В 2003-м их признали аварийными. Инвестдоговор был заключен с ЗАО «Невская инвестиционно-консалтинговая компания», связанным с ООО «Инвестиционно-строительная компания „Рант“». Люди согласились отсюда съехать.

    Проект нового жилого дома на этом месте разработало ООО «Лявданский и Герасимов. Архитектурная мастерская». Причем заказчиком у фирмы был не «Рант», а Физико-технический институт. В исполнении мастерской получились два 12-этажных корпуса, ориентированных параллельно улице и поставленных на общий стилобат.

    Владлен Лявданский пояснил «Канонеру», что эта концепция не окончательная и облик будет дорабатываться.

    http://kanoner.com/2018/11/08/161220/

  • 17 Апреля 2020, 15:53

    И в доме 5, и в доме 7 до сих пор живут люди, но некоторые квартиры расселены.

  • 28 Июня 2020, 17:30

    «Санкт-Петербурские ведомости» №109(6707) от 26.06.2020 г.(С.5):

    Где розовеет вереск

    УЛ. ЖАКА ДЮКЛО, 5 И 7

    Елена МОЗГАЛЕВСКАЯ

       Эти два сильно обветшалых желтых здания возле Олыинского пруда, известного так же как Бассейка, не имеют охранного статуса и, увы, предназначены под снос. А жаль: у них очень интересная история.

       Дома были построены в 1932 —1934 годах для сотрудников Физикo-технического института. Проект предусматривал отдельную котельную, общежитие для аспирантов, детский садик, прачечную, квартиры для научных сотрудников, помещения для дворников в подвалах. Сейчас, глядя на два разваливающихся дома, трудно себе представить, как эта все могла в них уместиться. На в том-то и была суть советского конструктивизма — с наименьшими затратами максимально удовлетворить запросы.

       В физтеховских домах на Жака Дюкло в разное время получили квартиры светила советской науки: Игорь Васильевич Курчатов, Анатолий Петрович Александров, Лев Давыдович Ландау, Лев Андреевич Арцимович, Юлий Бoрисович Харитон, Николай Николаевич Семенов, Жорес Иванович Алферов...

       Воспоминания о жизни здесь оставил Владимир Константинов — сын второго директора Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе Бориса Павловича Константинова. Он пошел по стопам отца, тоже стал физиком, работал в области голографии.

       «Пo-видимому, уже в 1945 году дирекция института выделила отцу площадь в ведомственном доме на Ольгинской улице... Папа, мама, моя бабушка и трое мальчишек переехали в комнату в двухкомнатной квартире. Места было мало... Когда в квартиру перевезли вещи, для моей кровати места не нашлась, и мне пришлось спать, а днем играть на деревянном сундуке, который мне казался очень большими», — вспоминал Владимир Константинов. Вот так некоторое время приходилось жить семье ученого, который в то время уже заведовал лабораторией крупнейшего научного центра страны.

       Но история этих домов связана с именами не только научной, но и творческой интеллигенции. В доме № 12 по Ольгинской улице (ныне ул. Жака Дюкло, 5) жила сестра Льва Арцимовича — актриса Вера Арцимович, вдова кинорежиссера Владимира Георгиевича Лебедева-Шмидтгофа, автора слов всем хорошо известной песни «Эх, хорошо в стране советской жить!». Сначала Арцимович работала на киностудии «Ленфильм», впоследствии вела драмкружок при доме ученых в Лесном. У нее было двое детей — Юрий и Ольга, они взяли фамилию матери.

       «Оля Арцимович была красивой, эффектной девушкой, и многие местные мальчишки были в нее влюблены. Влюблен был в нее и мой братец Шурик, но, как оказалось потом, без взаимности, хотя свою красивую фотографию она ему подарила», — вспоминал Владимир Константинов. Ольга рана вышла замуж, н0 брак оказался неудачным.

       Когда она гостила у дяди в Москве, повстречала Булата Окуджаву. Вспыхнула любовь, про которую говорят — «с первого взгляда». Но... Известный уже в то время бард был женат. Влюбленные разошлись со своими супругами и все-таки соединились.

       Булат Окуджава перебрался в Ленинград к Ольге Арцимович на улицу Жака Дюкло, где жил два с лишним года вместе с молодой женой и ее матерью. В семье родился сын, которого назвали, как отца, — Булатом. Про свое ленинградское жилище Булат Окуджава даже написал стихотворение, в кoтором были такие строки: «Люблю я эту комнату, // где розовеет вереск// в зеленом кувшине. // Люблю я эту комнату, // где проживает ересь// с ботами наравне».

       Поэт посвятил эти строки Константину Паустовскому. «Но ведь это мой вереск и мой кувшин! И комната наша, ленинградская, 62-й год», — вспоминала Ольга Арцимович.

       В конце 1930-х годов в одной из квартир того же дома поселился физик Давид Моисеевич Каминкер. Во время Великой Отечественной войны он вступил в народное ополчение, затем сражался в рядах 44-й стрелковой дивизии. После войны в его семье родились два сына. Александр стал доктором физикo-математических наук, ныне он работает в Санкт-Петербургском политехническом университете. А Дмитрий — скульптор, основатель творческого объединения «Деревня художников» в Озерках и Коломягах.

       В детстве Дима Каминкер учился рисованию у Александра Яковлевича Гаврикова, жившего на втором этаже в сoседнем физтеховском здании. Александр Яковлевич в то время вел изостудию в доме ученых в Лесном, впоследствии он стал первым директором 79-й школы Калининского района.

       В начале 1970-х годов, когда Дмитрий Каминкер учипся в Мухинскомучилище, в подвале дома, где жил, он оборудовал себе мастерскую. Сделать ему это было нетрудно, так как к тому времени его отец уже был заместителем директора ФТИ. Вместе с Каминкером в этой мастерской работал Михаил Ершов, ныне тоже известный скульптор, представитель современного искусства.

       Как вспоминал Арсений Березин, сотрудник ФТИ, один из руководителей Европейского Физического общества, однажды возник вопрос о том, что следовало бы установить на доме мемориальные доски. «Кто-то из городскoго начальства, оставив на углу Яшумoва переулка автомобиль, чертыхаясь и спотыкаясь на колдобинах, добрaлся до дома на озере, посмотрел и сказал: «Не надо подчеркивать, в какие условиях жили эти выдающиеся люди. Какие доски! Что скажут о нас потомки? И вообще это здание давно уже подлежит сносу».

       ...С тех пор на берегах Бассейки ничего не поменялось. В домах, которые и поныне пребывают в аварийном сoстоянии, по-прежнему живут люди. Здания следовала бы сберечь как памятник науки и культуры, но уже несколько раз принимались решения о возведении на их месте новых построек.

     

    В физтеховских домах в разные годы жили не только известные деятели науки, но и не менее выдающиеся представители богемы.

    ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

  • 27 Августа 2020, 14:46

    Послал фото

    Центральный государственный архив кинофотофонодокументов СанктПетербурга
    Шифр: Гр 70593
    Аннотация: Вид на жилой дом №12 по улице Ольгинской.
    Дата съёмки: 1949 г.

     

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 29436
Готовится: 303
Посетители
Гостей: 315
Всего сегодня: 4536