Последние комментарии за 24 часа

123
Всего 54 комментария.
  • Политехнический институт. Больница - Дом Ученых в Лесном
    Виктор М|25 минут назад

    Фото 12.2018, Влада

  • Женская исправительная тюрьма. Главный корпус с церковью Покрова Божией Матери (двор)
    Виктор М|30 минут назад

    Кирпичный стиль (ярко выраженный)

  • Политехнический институт . Амбулатория с аптекой - Попечительский совет СПбГПУ
    Виктор М|34 минуты назад

    Фото 12.2018, Влада

     

     

  • Доходный дом
    Виктор М|49 минут назад

    Статья по ситуацию на лестнице № 7 (вход со двора)

    https://spbvedomosti.ru/news/gorod/posle_remonta/

  • Здание т-ва "Печатня Яковлева"- Бизнес-центр "Сенатор"
    vladimir-2013|Сегодня в 10:58

    Судя по АФС 1939-1942 гг. и спутниковым снимкам современный вид здание приобрело в 1945-1966 гг.

  • Малый Гостиный двор . Дом Николаевых
    весовщик|Сегодня в 06:29

     

    Кондитерский магазин Жоржа Бормана, 1910 г

    https://farm5.staticflickr.com/4864/44545700640_413ab3e50a_b.jpg

     

    новый стиль проявился на этом знаменитом доме и вот так,

    возможно спректирован все тем же Люцедарским

    Похоже, что магазин помещался в крайней правой арке на современном фото 41,

    на окнах 2-го этажа здесь сохранились вытянутые необычные форточки как на историческом снимке

  • Здание т-ва "Печатня Яковлева"- Бизнес-центр "Сенатор"
    Liz|Сегодня в 04:41
    Ответ на "Интересно, в рекламе картинка какого здания? в спр" от Наталия

     Да,  и  видно, что крайняя левая ось находится в совсем маленьком, но все же ризалите. Интересно, что форму окон первого этажа сохранили, а во втором переделали.

  • Дом Е. Ф. Муравьевой - Дом М. В. Бегичевой -
    Институт математический им. В. А. Стеклова (Лен. отд. АН СССР)
    Liz|Сегодня в 04:02
    Ответ на "Зинтересовало: какие родственные связи имели Е. В." от Наталия

     Е.В. Тидеке, мне кажется, была дочерью В.А. Каратыгина.

  • Жилой дом
    lenarch|Сегодня в 03:13

    Окна 1-го этажа заложили кирпичем. Во всяком случае со стороны пр-та и ж.д.

     

  • Жилой дом
    lenarch|Сегодня в 03:01

    1937 нет

    Это что?

  • Военно-автомобильная школа - Главное здание -
    Управление тыла Ленинградского военного округа
    Кадет Биглер|Сегодня в 02:55

    Судя по табличке возле входа (западная сторона) в 1921-1957 г.г. находилась Ленинградская ордена Ленина высшая офицерская бронетанковая школа, первое в стране заведение по подготовке специалистов бронетанковых и механизированных войск. 

  • Здание т-ва "Печатня Яковлева"- Бизнес-центр "Сенатор"
    Наталия|Сегодня в 02:35

    Интересно, в рекламе картинка какого здания? в справочниках 1926 и 1927 гг. Надстроили два этажа?

     

  • Солдатская казарма - Поликлиника № 28
    Кадет Биглер|Сегодня в 01:57
    Ответ на "Несложно догадаться, что 5  исторических здан" от fauna14

     Начиная от Управления Юго-Зап. железной дороги, рядом с Царскосельским вокзалом и до Звенигородской улицы, вдоль по Загородному проспекту тянулось пять довольно непрезентабельного вида двухэтажных домов, окрашенных в коричневато-розоватую краску. Это были казармы Семеновского полка. Одна казарма, трехэтажная, выходила на Звенигородскую улицу, там помещался 1-й батальон, а 4-й был расположен совсем на отлете, за Введенским каналом, между, каналом и Рузовской. Там же помещалась и 12-ая рота, принадлежавшая к 3-му батальону, музыкантская команда, баня и проч.

     

    Первая из казарм по Загородному, считая от Автомобильного переулка, была отведена: 1-й этаж под Офицерское Собрание, 2-й этаж под полковую канцелярию, а подвальный под помещение для арестованных и собранскую кухню. В смысле внешней красоты Собрания, это было, конечно, не очень импозантно, но зато чрезвычайно удобно. В этом доме сосредотачивался весь центр полковой жизни. Из Собрания в канцелярию и обратно можно было слетать в одно мгновение.

     

    http://militera.lib.ru/memo/russian/makarov_uv/01.html

    Макаров Юрий Владимирович.Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917.

     

    Автомобильный переулок это, наверное, Подъездной?

     

    Подробное описание офицерского собрания далее, по ссылке. Очень интересно. 

  • Дом Алафузовых. Правление Торгово-промышленного общества Алафузовских фабрик и заводов
    Liz|Сегодня в 01:46
    Ответ на "Отель «История Канал Грибоедова» входит в сеть гос" от Наталия

     Но 99 не у них во дворе. Я там один раз была, давно. Да, ничего внешне современного в глаза не бросилось, но это ведь нетрудно соорудить - для форса и чтобы денюшек побольше слупить.

  • Общежитие Пожарного техникума - ФСПО ГУАП
    АлександрП|Сегодня в 01:26
    Ответ на "1946-1950 г., https://fotki.yandex.ru/next/users/j" от yuriT

     Уважаемый yuriT (Юрий?)!

    Подскажите как просмотреть фото в альбомах на которые Вы ссылаетесь?

     https://fotki.yandex.ru/users/just-sea/album/302199/

  • Жилой дом
    Kater|Сегодня в 01:15

    Вот такие косвенные данные: дом был одноэтажный (правое крыло?), остальные этажи надстроены уже после 1940-х. 

  • Авангардный лагерь. Дом командира
    Кадет Биглер|Сегодня в 01:11

    Лагерь стоял в березовой роще и издали, да и вблизи, был очень красив. Перед ним, от Преображенцев и до Финляндцев, версты на две, тянулась широкая, шагов в 20, утрамбованная и обильно посыпанная песком дорога, носившая название «передней линейки». Содержалась она в безупречной чистоте и бросить на нее бумажку или окурок, был проступок. Отношение к этому месту было приблизительно такое же, [44] как у моряков к «шканцам» на военном корабле. Ездить по ней в экипаже было, разумеется, строжайше запрещено. Верхом же проезжать по всей ее длине имели право только царь, очень высокое начальство и дежурный по войскам лагерного сбора, т. е. лица, которым по уставу вызывался полковой караул. По середине каждого полка, немного отступя вглубь, позади передней линейки, находилась также обильно посыпанная песком площадка, а на ней стояли две палатки. В одной помещался полковой караул, а в другой дежурный, или помощник дежурного по полку. Между этими палатками, на особой стойке, одетое в клеенчатый чехол, полулежало полковое знамя. Около знамени всегда стоял часовой. На передней же линейке, на флангах каждого полка, под деревянными «грибами», имевшими назначение защищать от солнца, дождя и непогоды, стояли дневальные при тесаках. От сильного косого дождя грибы эти, конечно, не защищали, и когда такой дождь начинался, дежурный но полку приказывал: «надевать шинеля в рукава». 

    Сразу же за передней линейкой начинались квадраты солдатских палаток. Палатки по традиции были белого цвета ( «наши матки — белые палатки») и представляли из себя довольно комфортабельное жилище. Четырехугольник шагов по шести с каждой стороны, был обнесен земляным валом, снаружи обложенным дерном. Внутри по трем сторонам земляные нары, устланные досками. На полу также доски. Посередине толстый шест, поддерживающий верх палатки. Он настолько высок, что около него даже такие крупные люди, как у нас, могли стоять во весь рост. Кругом шеста стойка для винтовок. Население каждой палатки 10–12 человек. Из-за всяких командировок, в лагери полк выходил обыкновенно, имея в каждой роте не больше 70–80 человек, а потому и палаток на роту редко бывало больше восьми. Внутренность палаток, содержалась в большой чистоте. Воздух в них был чист, по возможности. При густоте населения, в ночное время, спасали открытые полы и благодатный ветерок. Сразу же за солдатскими [45]палатками располагались помещения фельдфебелей. В некоторых ротах это были тоже палатки, но оборудованные более комфортабельно. У хозяйственных ротных командиров фельдфебельские помещения были балаганчики из досок, с кроватью, столом и двумя стульями. Такие же балаганчики рядом служили канцелярией. В них помешались ротные писаря. В некотором отдалении от фельдфебелей, уже в березовой роще, были устроены солдатские души и находились малые удобства. Эти последние содержались в такой безупречной чистоте, что присутствие их не ощущалось и не обонялось даже при ветре. Самое большое, это изредка дохнет дезинфекцией. Большие удобства помещались далеко позади, в самом конце лагеря, за конюшнями.

    Тыл палаточного расположения — березовая роща, изрезанная дорожками, усыпанными песком, шла вглубину еще шагов на полтораста и упиралась в широкую шоссейную дорогу, которая шла параллельно передней линейке и резала главный лагерь по всей его длине. По другую сторону этой дороги тянулась линия офицерских бараков. В каждом полку бараки были разного типа. У Преображенцев и Измайловцев в русском стиле, с гребешками и с петушками, у первых выкрашенные в темно-красную краску, у вторых в белую. В том же стиле выдержаны были и их лагерные собрания. Наши офицерские бараки никакого стиля не имели и, в противоположность нашему отличному лагерному собранию, были вовсе непрезентабельны. Каждый барак представлял из себя маленький деревянный домик с терассой. Домики делились на две половины и из каждой половины дверь выходила на терассу. Так как один офицерский барак полагался на роту, то одна его половина предназначалась ротному командиру, другая — двум младшим офицерам. У ротного было три комнаты: кабинет, спальня и маленькая каютка для деньщика. У младших офицеров по комнате и такая же каютка для двух деньщиков. Кроме парадного входа, через терассу, на каждой половине было еще и черное крыльцо. Им главным образом и пользовались все обитатели барака, чины офицерские и нижние. Впрочем, никогда не случалось, чтобы наши офицерские бараки были населены, как им это полагалось. Офицеры постарше через два лета в третье имели чуть-что не законные права на трехмесячный отпуск. Были полковники и капитаны, которые умудрялись получать отпуск каждое второе лето. Все они на летний сезон разъезжались по своим имениям или по заграницам, т. к. отпуска в полку давались легко. Во время лагерного сбора в ротах зачастую оставалось по одному офицеру и при таких условиях жаловаться на тесноту в бараках нам не приходилось. Мебель в бараках была собственная офицерская. Свозили туда обыкновенно все то, что уже не годилось на городских квартирах. Кровати у всех были городские и [46] обыкновенно с пружинными матрацами. Почти всюду в бараках имелись письменные столы, диваны и мягкие кресла. Попадались бараки с кушетками, зеркальными шкафами и даже с коврами. Вообще суворовского спартанства там, нужно сознаться, не наблюдалось. Каждый старался устроиться поудобнее. Бараки батальонных командиров, так называемые «полковничьи», были еще больше и еще удобнее и помещались в саду, против Собранья. Барак командира полка был деревянный домик в несколько комнат. Это была уже настоящая «дача», со всеми возможными удобствами. На содержание и ремонт офицерских бараков казна, по обыкновению, ничего не отпускала. Накопленный из офицерских вычетов, в мое время кажется по рублю в месяц, существовал «барачный» капитал. Из него и брались деньги на всякие покраски и починки.

    За офицерскими бараками первой линии шла дорожка, а за ней, на некотором расстоянии, были построены огромные и солидные, на кирпичных столбах навесы, каждый вместимостью на 500 человек. Это были батальонные столовые и кухни. Каждый четырехугольник навеса делился на четыре части, по числу рот в батальоне, а посредине кухни с котлами. Около каждой кухни во время обеда и ужина работал свой кашевар, в белом фартуке и белом колпаке. Каждая из четырех рот располагалась в своем углу и все столы были покрыты толстым слоем белой лаковой краски. Мыли их часто горячей водой с мылом, а после каждого обеда и ужина протирали мокрой тряпкой, таким образом содержались они в самой идеальной чистоте. Столовых в полку было четыре, по одной на каждый батальон. Кроме своего прямого назначения, эти навесы-столовые служили и другим целям. В ненастную погоду под руководством офицеров и унтер-офицеров там производились занятия, «словесность», т. е. понятие об уставах, сборка-разборка винтовки и «грамотность». Спору нет, что до революции в России было много неграмотных, все же из поступавших осенью в роту 50–60 человек, совершенно неграмотных выходило не больше 10–15. Зато так называемых «мало-грамотных», которые могли читать только по печатному, с превеликой медленностью и «пальчиком водя», а когда пускались писать, то выводили чудовищные загогулины — таких было подавляющее большинство. По успешности их всех делили на группы и при первой возможности сажали их за буквари. Как общее правило, писать любили больше, чем читать. Это было занятие много занимательнее.

    http://militera.lib.ru/memo/russian/makarov_uv/01.html

    Макаров Юрий Владимирович.Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917.

  • Комплекс зданий и сооружений Авангардного лагеря. Казарма - Летний лагерь Пушкинского училища радиоэлектроники . Казарма
    Кадет Биглер|Сегодня в 01:03

    1-ое мая — праздник весны. В центральной России и на юге в этот день всегда тепло. В городе же Санкт-Петербурге и его окрестностях этот день нередко ознаменовывался холодным дождем, пронзительным ветром и такой погодкой, когда, как говорится, хороший хозяин собаку на двор не выгонит. И несмотря на это, что бы там на небе ни происходило, хотя бы снег валил, что иногда и случалось, войска [43] Петербургского гарнизона в этот день 1-го мая неукоснительно шлепали по грязи 25 верст через Лигово в Красное Село, одетые во все белое. Граждане одеваются по погоде. Войска по уставу.

    Железная дорога от Красного и до Дудергофа проходила по низине и шла параллельно главному лагерю, который был расположен на возвышенности, приблизительно в километре расстояния. В одну линию были вытянуты 1-ая и-2-ая гвардейские пехотные дивизии, в перемежку с их артиллерией, 1-ой и 2-ой бригадой. На самом правом фланге стояли Преображенцы, затем 1-ая баттарея 1-ой артиллерийской бригады, левее их Семеновцы, затем опять артиллерия, за нею Измайловцы и Егеря, а затем дальше 2-ая дивизия, Московцы, Лейб-гренадеры, Павловцы и Финляндцы. Левее Финляндцев помещались бараки Пажеского корпуса. Участок нашего Семеновского полка был расположен на самом высоком месте, если смотреть от станции Красное Село влево от Царскосельского шоссе. Тут же в расположении нашего полка, шагах в двухстах от передней линейки, стояла деревянная дивизионная церковь. На площади перед Красносельской станцией всегда торчало десятка полтора потрепанных извозчиков с дребезжащими пролетками, такого сорта, для которых уже в столице места нет. Обслуживали они главным образом офицеров 1-ой дивизии, т. к. офицерам 2-ой удобнее было сходить на «военной платформе», полустанке, расположенном между Красным Селом и Дудергофом. У каждого полка были свои любимые извозчики. У нас был рыжий Фома, который если выходили наши, с другими уже не ездил. У рыжего Фомы была тоже рыжая, тощая, но довольно резвая лошаденка, которая со станции в лагерь, все время в гору, с двумя, а иногда и тремя седоками, трусила бывало минут двадцать, и все это за почтенную сумму в два двугривенных. Зато по субботам, к 12-часовому поезду в Петербург, та же лошаденка, со стоящим и размахивающим кнутом Фомой, спархивала с горы вниз на станцию в рекордное время. И вся эта картина, как в воскресенье вечером офицеры, трух-трух, поднимаются на службу в лагери и как они же через неделю весело летят с горы на станцию, в предвкушении свидания с близкими сердцу, очень походила на впоследствии известную кинематографическую картину Вальтера Диснея, изображающую, как Мики-Маус идет на работу и как он с нее возвращается.

    http://militera.lib.ru/memo/russian/makarov_uv/01.html

    Макаров Юрий Владимирович.Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917.

     

  • Авангардный лагерь. Корпус
    Кадет Биглер|Вчера в 23:52

    Много удовольствий доставляло нам, Дудергофское озеро, которое лежало тут же под горкой и от которого наши бараки отделяла одна широкая дорога. Все четыре военных училища, наше Павловское, Константиновское артиллерийское, Михайловское артиллерийское и Николаевское кавалерийское располагались по берегу этой огромной, но довольно мелкой лужи, причем у каждого училища была своя пристань и свои весельные лодки. Самая большая лодка, имевшая удивительное свойство не опрокидываться и в честь юнкерских строевых сапог, носившая название, скажем, «самоход», была у нас. «Самоход был собственно баркас, легко вмещал 15 человек и мог ходить под парусом. На озере, куда каждый после занятий мог свободно идти, спросившись только у дежурного, существовали свои «морские» правила. При встрече с лодками других училищ, рулевой обязан был командовать: «Весла на воду» и поворотом головы отдавать честь. На практике это, однако, не соблюдалось. При встрече с Константиновцами, они-же «костоперы» или «костопупы», с которыми наше училище водило дружбу, мы обменивались приветствиями и шутками. С Михайловцами делали вид, что мы незнакомы, а с кавалеристами вели словесную войну, обкладывая их если не последними, то предпоследними словами. Пиратский же корабль «самоход», с которым из-за его почтенного тоннажа не могла справиться на озере ни одна лодка, при встречах с николаевцами подымал на мачте черный флаг и пытался брать их на абордаж и топить. То обстоятельство, что никто из врагов не побывал в воде, объясняется исключительно тем, что нашему грузному кораблю гоняться за их быстрыми четверками и шестерками [29] было не под силу. Раз дошло до того, что эскадронный командир николаевцев пожаловался на нас «Мордобою». Тот поступил круто. Жестоко нас разнес и на две недели оставил нас «без озера», приказав запереть все лодки на цепь и припечатал замки своей собственной сургучной печатью. После этого морская война с николаевцами сама собой кончилась.

     

    Макаров Юрий Владимирович. Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917.

    http://militera.lib.ru/memo/russian/makarov_uv/index.html

  • Манеж Школы гвардейских подпрапорщиков - Церковь св.Николая Чудотворца л.-гв. 3-го стрелкового полка - Спортивная школа
    vladimir-2013|Вчера в 23:36
    Ответ на "В "Списке..." КГИОП - адрес двойной, по Казанской," от snegir

     Официальный адрес - Вознесенский проспект, дом 16, литера Ж

123
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 27190
Готовится: 174
Посетители
Гостей: 123
Всего сегодня: 1925
Реклама