Статьи, проза, стихи, литература о Санкт-Петербурге - Интернет-журнал Citywalls.RU
Журнал посвящен Санкт-Петербургу, его архитектуре, истории, людям
приложение к сайту Citywalls.RU

ПУСТОШЬ

Сергей Соловьев
“Ко мне та музыка подкралась по волнам”
Как запах корюшки в весеннюю путину,
О мореплавателях и землепроходцах
Напомнив... Перекличка куполов -
Здесь, у Николы, и морской собор - в Кронштадте,
И хрип гармоники (поет моряк безногий) -
И надо всем неизъяснимый свет
Софии Китежской, где нас с тобою нет.

Реки на граните
290 Мазутный пот
Грузные баржи
Качает прилив
Миражем
Красного паруса взлет...
Гнилые бревна
Толкает борт
Заячий остров
Глазницы мостов
Причалы, доки
300 Торговый порт
Вейалала лейа
Валлала лейалала

Весел удары
Потешный флот
С шипеньем воду
Режет бушприт
От царских взмахов
Трещит весло
И ялик бодро
310 Летит вперед
Вейалала лейа
Валлала лейалала

Трамваи и пыльные деревья...
Охта родила меня, а Лиговка, знамо, сгубила.
На спуске к Обводному
Развела я колени

Мои ноги - у Нарвских ворот,
А сердце - у меня под ногами.
Как дело было сделано, он вдруг заплакал и говорит:
320 Забудь, начнем все сначала.
Ну, я пожала плечами
И промолчала.

На песках Залива
Я вам сведу
Ничто с ничем.
Обломанные ногти грязных рук.
Мои старики - это такой народ.
Забитый народ - и не ждут уже
Ничего.
330 Ла ла

Я прибыл тогда в Карфаген

Палящий палящий палящий палящий
Господи, выхвати меня отсюда
Господи, выхвати

Палящий

4. Смерть от воды

Флеб Финикиец четырнадцать дней как умер.
Забыл крик чаек и зыбь глубокого моря,
И доход, и убыток.
Морские течения нежно
340 Перемыли, шепчась, его кости. Затерянный в горьком просторе
Миновал он и зрелость и юность
Погружаясь в водоворот.
Язычник ты или живешь по Писанью,
Кто б ты ни был, держащий штурвал, взыскуя попутного ветра,
Помни Флеба: как ты, был он высок и прекрасен,
Хотя ни слова о нем не сохранило преданье.

5. Что сказал гром

Вслед за факельным отблеском света на покрытых испариной лицах,
Вслед за холодным молчанием в садах,
За агонией в камнем одетых столицах,
350 В орущих и плачущих тюрьмах и дворцах,
и раскатом
Весеннего грома над горами, застывшими в отдаленьи,
Он, живой, ныне мертв,
Мы, что жили, теперь умираем,
Допивая по капле терпенье.

Здесь нет воды, но только скала,
Скала, и нет воды, и дорога в песке,
Дорога, вьющаяся среди гор,
Скалистых гор без воды.
Была бы тут вода, мы б могли припасть и напиться,
360 А среди этих камней даже мысли не примоститься.
Наш пот сух и ноги в песке,
Если б только была вода среди этих скал -
Но даже плюнуть не может гор кариезный оскал...
Ни сидеть, ни лежать, ни стоять невозможно в проклятых горах -
Лишь всухую гром сотрясает прах.
Нет даже одиночества -
Какие-то красные рожи
глядят из потрескавшихся лачуг.

Если бы только была вода
И не было скал
370 Если б были скалы,
Но также вода
Вода,
Родник,
Лужица среди скал,
Хотя бы плеск воды,
А не стрекод цикад,
И шелест высохших трав,
Плеск воды за скалой,
Где пустынник-дрозд
380 Выводит в сосновых ветвях:
Кап-кап кап-кап кап-кап,
Но здесь нет воды.

Кто этот третий, что всегда идет рядом с тобой?
Когда я пытаюсь считать, нас только двое,
Но когда я гляжу вперед на кремнистый путь,
Краем глаза я вижу: есть третий рядом с тобой
В коричневом плаще с опущенным капюшоном.
Я не знаю даже, мужчина это или женщина.
Но кто тогда идет по другую сторону от тебя?

390 Что это за звук в вышине?
Шепот материнских жалоб.
А безлицые орды под капюшонами, несущиеся
По бесконечным равнинам, спотыкаясь, на растрескавшейся земле,
В кольце горизонта?
Что это за город над горами
Рушится и меняет форму и взрывается в фиолетовой дымке?
Падающие башни
Иерусалим Афины Александрия
Вена Лондон
400 Нереальны

Женщина натягивала свои длинные черные волосы на гриф
Руки, и нашептывала музыку на этой струне,
А летучие мыши с лицами детей под ее мотив
Свистели и хлопали крыльями по стене.
И вниз головами сползали с верхних рядов.
На первернутых башнях колокола звонили -
Лишь цитата из памяти - те, что некогда время хранили
И в пересохших колодцах эхо живых голосов.

В пересохшем озере среди гор
410 В бледном лунном свете поет трава
Над могилами Китежа с церковью рядом -
Есть там церковь пустая, лишь ветра жилище.
В ней окон нет, и дверь скрипит,
Сухие кости не грозят никому...
Петушок прокричал - на незримом коньке -
Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку!
Вспышка молнии. Влажного ветра порыв
Несущего дождь.

Ганг обмелел и поникшие листья
420 Ждали дождя, пока черные тучи
Собирались вдали над Химавантом,
Джунгли присели, сжались в молчаньи.
И тогда гром сказал:
DA
Datta: что же мы дали?
Мой друг, кровь, что стучит в моем сердце,
Безумная смелость раздачи мгновений,
Которых возраст благоразумия никогда не сможет вернуть,
Этим, и этим только, мы существовали,
430 Об этом не прочтешь в наших некрологах,
Или в воспоминаниях, затканных благосклонным пауком,
Или под печатями, сломанными сутулым нотариусом
В наших опустевших квартирах.
DA
Dayadhvam: слышал я, как ключ
Повернулся однажды в дверях - и только однажды.
Мы все думаем о ключе, каждый в своей тюрьме,
Думая о ключе, этим лишь укрепляем тюрьму.
Лишь к ночи эфирные слухи
440 На миг возвращают к жизни
Сломленного Кориолана.
DA
Damyata: лодка ответила
Радостно, рукам, знакомым с веслом и парусом,
Море было спокойно, и сердце ваше
Забилось бы радостно, когда б
Звано оно было, послушное
Надежным рукам.

450 На берегу пустынных волн
Сидел я с удочкой. Безводная равнина - за мною.
Наведу ли я когда-нибудь порядок в своих землях?
Дворцовый мост падает, падает, падает.
Poi s'ascose nel foco che gli affina
Quando fiam uti chelidon - Ах, ласточка, ласточка...
Le prince d'Aquitaine a la tour abolie.
Эти обломки я выудил и сложил у моих развалин.
Вам это должно подойти. Мышкин отбывает 3 мартобря.
Datta. Dayadhvam. Damyata.
460 Shantih. Shantih. Shantih.
Страницы
Рейтинг@Mail.ru