Статьи, проза, стихи, литература о Санкт-Петербурге - Интернет-журнал Citywalls.RU
Журнал посвящен Санкт-Петербургу, его архитектуре, истории, людям
приложение к сайту Citywalls.RU

Пуговка из детства

Линадолина
Рассказ

31.12

До Нового Года оставалось всего 4 часа, а у Марины закончилась соль!

К праздничному столу почти всё было готово, кроме заправки для салата и гуся, ожидающего своей очереди перед духовкой. Марина сунула руку в солонку, пальцы сиротливо пошкрябали по донышку... Банка с запасами соли в кухонном шкафу весело блестела намытыми боками и стеклянной пустотой. Как назло, муж с сыном отправились добывать елку: в семье существовала традиция приносить зеленую красавицу в дом в последний день уходящего года.

Марина прикинула, сколько времени пропадет даром, если самой бежать в магазин, и решила пойти старым, проверенным путем – одолжиться у соседки.

С Зойкой они почти дружили. Женщины были погодками: Марине тридцать семь, Зое тридцать шесть. В остальном они разнились и внешне и судьбами.

Марина – неугомонная, шумная, пышнотелая тетка, слыла среди друзей и знакомых «бой бабой». Она шутками-прибаутками, а иногда и крепкой оплеухой лихо справлялась с сыном – восьмиклассником, с мужем – дальнобойщиком, с бригадой маляров на работе и с домашним хозяйством.

Зоя считалась натурой утонченной, ранимой, интеллигентной. Стройная, моложавая, с тихим голосом и голливудской улыбкой, она служила заведующей аптекой. Была мила, предупредительна. В беде и болезни люди не стеснялись обращаться к ней за помощью, но в радости сторонились одинокой, бездетной дамочки, называя за глаза сухарем и грымзой.

Только Марина, со своей грубоватой прямолинейностью и безграничной добротой, видела за внешней холодностью ранимость и неприкаянность.

К Зойке она и поспешила одолжить соли.

- Привет, подруга! – заорала Марина еще на лестнице, едва заслышав скрежет замка. – С наступающим, красавица! – выпалила, по-хозяйски врываясь в квартиру.

- Представляешь, во я дурында! Всем к празднику затарилась, а что соль – тю-тю, не глянула. – Одолжи стакан, верну два!

- Да зачем мне два стакана соли? Бери сколько надо, – вяло улыбнулась Зоя, медленно направляясь к кухне.

- Не, соль завсегда возвращать надо, примета плохая. А чё ты такая квёлая, спала перед гулянкой?

-Нет. Телевизор смотрю, – грустно сообщила хозяйка, протягивая едва начатую пачку соли.

- Тишина у тебя, как в музее. Небось, не дома празднуешь? В гости намылилась? Дело хорошее. Чего не прибранная? Время уже тик-так, всего ничего осталось. Успеешь принарядиться-то?

- Я дома встречаю, одна.

- Во дела! Где это видано, Новый Год одной в четырех стенах встречать? Пошли к нам. Сейчас мои елку притащат, а в одиннадцать друзья завалятся. Пошумим, водки попьем!

- Нет, я не в настроении. Ни встречать, ни веселиться не хочу...

- Глупости! Такой празднище - раз в год, а ты кислая, как антоновка недозрелая!

-Не до веселья мне... Ты же знаешь, как с Петром развелась, все из рук валится.

- Тьфу на тебя! Из-за мужика так убиваться. Был Петр, будет Иван. Какой он у тебя был? Третий?

- То-то и оно, что третий! В третий раз развелась... Вроде не уродина, не дура, а счастья нет. Как проклятая...

- Ты это брось! Глупости какие. Ты у нас, прям, кинозвезда. Будь я мужиком, пылинки бы с тебя сдувала, подбирала и в гербарий на память клеила!

- Они и сдували. – улыбнулась Зоя. – кто год, кто два, Андрюша, первый мой, пять лет выдержал, а потом в один день – прости - прощай. Может со мной что-то не так, вроде болезни или проклятия?

- Долго думала? Видала дур, сама не Эйнштейн, но такую - поискать. Не так с ней! В зеркало погляди... А что мужики уходят, так это они не тебя бросают, они место освобождают для твоего единственного и настоящего. Вот Новый Год придет, найдешь себе нового, путевого, я на твоей свадьбе еще «барыню» с выходом забацаю.

- Оптимистка ты, Маринка...

- Ну и да! При нашей житухе разве иначе протянешь? Сегодня - ни гроша, завтра – алтын, а послезавтра - дефолт. Нам без оптимизма либо под откос, либо за границу тикать. Подожди, все у тебя, соседушка, будет! И мужик хороший, и праздник, и деток еще нарожаешь!

- Знать бы наверняка, долго ли ждать?

-А ты погадай! Нынче же Новый Год. Самое время на женихов загадывать. Глянешь в зеркало, а там мужики к тебе в очередь ломятся. Все красавцы удалые! Вот грусть и отпустит.

- Что я, девушка - молодушка, на жениха ворожить?

- А чем не молодушка? Мы с тобой в самом соку! Высшей зрелости с румяной корочкой - лакомый кусочек. Ой! У меня же кулебяка в духовке!

Марина, спохватившись, убежала домой. Зоя в задумчивости закрыла дверь и вернулась к телевизору. Досмотрела бодренький концертик, дождалась поздравления президента, открыла шампанское. В одиночестве выпила бокал.

Из головы не выходили слова Марины о гадании...

- Глупость, конечно, - думала Зоя, - не по возрасту мне, да и не верю я в эту ворожбу. А с другой стороны - кто меня увидит, кто осудит! Сна все равно нет, хоть время убью, да и посмотрю, так ли уж эти зеркала сильны и страшны, как о них в книгах пишут.


Стесняясь саму себя, Зоя достала два зеркала и пару ароматических свечей из подарочного набора. Припомнив слышанное и читанное на тему гаданий, расставила все на кухне по порядку и по правилам.

За полночь Зоя сидела у стола. Прямо перед ней были установлены зеркала так, что, взаимно отражаясь, они открывали бесконечный коридор. По бокам горели алые свечи. Из-за стен доносились всплески массовых гуляний, под окном взрывались петарды, отбрасывая сквозь тонкий тюль цветные всполохи.

Зоя пристально вглядывалась в зеркальную глубину, душа ее тянулась к простому женскому счастью, ожидая единственного, любимого, суженого.

Вязкая тишина внезапно наполнила маленькое помещение. Руки и ноги Зои налились горячей тяжестью, щеки заполыхали, рот слегка приоткрылся, а тело приобрело неестественную легкость. Она точно вырвалась из своего "я" и со стороны взглянула на сидящую возле зеркала фигуру.

- Надо же - удивилась Зоя - что это я там так пристально разглядываю?

Она повернулась и взглянула через собственное плечо.

Коридор словно ожил. По нему взад и вперед мелькали неясные тени. Страшные перекошенные морды то появлялись совсем близко, то уносились в стеклянную даль. Зоя слегка прищурила глаза, чтоб остановить пестрое мелькание. Один непреходящий образ четко отразился в зеркале. По ту сторону сидела старуха. Слегка сгорбленная, она, не таясь, с хитрым прищуром разглядывала Зою. Ее потрескавшиеся губы что-то беззвучно нашептывали, скрюченные пальцы быстро перебирали пестрый моток пряжи, путая и связывая узелками тонкие нити. Точно из открытого окна на Зою дунуло морозным ветром. Она испуганно отшатнулась, зеркало сдвинулось, нарушив стройность отражения, старуха исчезла, и тишина пустой квартиры ударила по ушам.

Сердце колотилось, от ароматических свечей в кухне было душно и тоскливо. Зоя тихо выругалась, открыла форточку и, приняв на всякий случай снотворное, легла спать.

Сон должен приносить покой и облегчение, снимать волнения и усталость. То, что увидела Зоя в новогоднюю ночь, испугало и озадачило ее.

...Сказочный зимний лес обступал ее со всех сторон. Тяжелые белые шапки снега пригибали ветви к земле. Узкая, голубоватая тропинка вилась под ногами, заманивая в чащу. Зоя сделала шаг, второй... Длинный расписной сарафан почти прикрывал сафьяновые сапожки, тяжелый убор непривычно оттягивал назад голову. Над макушкой дугой поднималась то ли шапка, то ли корона.

- Да никак на мне кокошник? - удивилась Зоя - хоть бы зеркальце какое, взглянуть на эту красоту.

И в ответ на ее желание лес послушно расступился, открывая гладь небольшого круглого озера.

- Странно - подумала Зоя - на дворе зима, мороз наверно, а мне тепло, и вода гладкая, чистая, точно зеркало.

Женщина осторожно заглянула вглубь. Навстречу ей из воды глянула боярышня в огромном кокошнике, усеянном каменьями и жемчугом.

- Я или не я? - гадала Зоя. Вдруг вода потемнела, всколыхнулась рябью, застыла и оттуда, из черной глубины, глянуло четкое изображение мужчины.

- Андрей! - охнула Зоя.

Первая любовь, первый поцелуй, первая, самая веселая и шумная свадьба, белое платье, длинная фата. Первая ссора, первый обман... Первое предательство, первая измена... Первое прости, первое прощай…..

Как в калейдоскопе, пролетели пять лет счастья и три месяца горя. От свадьбы до развода, как от окна до двери...

- Андрюша, - позвала Зоя.

И Андрей услышал ее, протянул к ней руки, даже шагнул навстречу. Еще немного, и они коснутся друг друга. Черной клеткой рыбацкая сеть преградила ему дорогу. Как огромный невод, она смыкалась, окружала его, утягивала в глубину.

- Андрюша!.. - закричала Зоя и бросилась в озеро.


01.01

Она проснулась в слезах... Тоска щемила грудь, будто не на Андрея во сне, а на её сердце накинули невод и затянули тугой петлей.

- Боже мой, какой бред! - шептала Зоя,- какой бред, - твердила она, умываясь и заваривая кофе, - прошло почти тринадцать лет, это просто бред!.. - повторяла она, одеваясь и спеша из дома.

Безотчетное желание уйти прочь, подальше от спальни, от тяжелого сна, от неприятных воспоминаний, выгнало ее на улицу. Город отсыпался после новогодней феерии. Тут и там валялись обрывки мишуры и серпантина. Полусонные собачники с опухшими лицами, зевая, послушно плелись за своими питомцами. Бесцельно и бездумно прогуляв почти два часа в ближайшем парке, успокоенная Зоя вернулась домой. На лестнице она чуть не наткнулась на Марину.

- Во, подруга, я тебе пирогов притаранила. Вчера хотела к столу, да не успела. Мужики мои явились с елочкой. Просила их, поменьше, а они дуру пятиметровую приволокли и еще ржут довольные. Только пилить начали, гости на порог. Такой кувыркай мне устроили, еле к столу присесть успели. Прямо под куранты табурет задом нащупала!

- Что ты извиняешься, спасибо за гостинцы.

- Соль я потом занесу, после магазина.

- Да говорила я тебе - не нужна мне твоя соль, считай, пирогами отдала.

- Не, пироги от души, а соль - мой долг!

Страницы
1234
Рейтинг@Mail.ru     мониторинг сайта