Публикация

Буддийский дацан

Здание на карте
фото
Архитекторы: Барановский Г. В.
Березовский Н. М.
Год постройки: 1909-1915
Стиль: Модерн

Буддийский дацан                                                                               модерн

Пам. арх. (федер.)

Буддийский храм

1909 - гражд. инж. Березовский Николай Матвеевич - первоначальный проект, начало строительства

1909 - арх. Барановский Гавриил Васильевич - переработанный проект

1910 - арх. Барановский Гавриил Васильевич - изменение фасада

1909-1912 - арх. Барановский Г. В. - строительство

1912-1915 - арх. Р. А. Берзен - строительство

1914-1915 - интерьеры - эскизы, руководил Рерих Н. К.

1909-1915 - строительство

Дом дацана

1910-1911 - арх. Барановский Гавриил Васильевич

 

1989-1990 - институт Ленпроектреставрация, арх. Леонтьева Т. В. - проект реставрации

1991-1994 - реставрация

2010-2015 - реставрация фасада

2016 - ..    - реставрация интерьеров

 

 

Буддийский храм Санкт-Петербурга - самый северный на планете и самый крупный в Европе буддийский храм - первый в Европе. Буддийский храм в Санкт-Петербурге - современное официальное название: Санкт-Петербургский Буддийский Храм «Дацан Гунзэчойнэй» - это аббревиатура  полного тибетского названия «Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки-Отшельника».

 

В 1908 г. в Министерство иностранных дел России было передано ходатайство тибетского далай-ламы о строительстве храма. Идею поддержали ученые-востоковеды. В 1909 г. на участке, приобретенном бурятским ламой Агваном Доржиевым, началось строительство Средства на строительство были пожертвованы Доржиевым и XIII далай-ламой и собраны среди верующих Бурятии и Калмыкии.

 

Храм был построен арх. Г. В. Барановским в соответствии с канонами тибетской архитектуры. Для научного руководства строительством был создан комитет ученых-востоковедов, куда вошли В. В. Радлов, С. Ф. Ольденбург, Э. Э. Ухтомский, В. Л. Котвич, А. Д. Руднев, Ф. И. Щербатской, Н. К. Рерих, В. П. Шнейдер.

Строительство продолжалось с 1909 по 1915 год, однако первые службы в храме начали уже в 1913 г. В 1912 г. хамбо-лама Агван Доржиев вызвал  буддийского монаха О. Б. Будаева в Петербург для работы по оформлению внутреннего храма. Будаев принимал участие в росписи центрального храма, эскизы которых были выполнены Н. К. Рерихом. Работы в новом храме были  закончены в 1915 г. Освящение храма состоялось 10 августа 1915 г. Настоятелем был лама Агван Лобсан Доржиев.

 

Стены храма облицованы красно-фиолетовым гранитом.  Антаблемент, выполненный из красного кирпича, отделан синими поясами с белыми кругами. Трехэтажное здание храма с севера соединяется с четырехэтажной башней. Башня увенчана сложным медным позолоченным завершением, которое называется «ганчжир». Храм также украшает восьмиградусный круг хардэ (символ буддизма) с медными фигурами газелей по сторонам. По углам главного фасада расположены позолоченные конусы, чжалцаны, в которых размещались печатные молитвенные тексты. Внутри храма – цветные витражи плафона и ограждения светового проема с буддийскими символами, выложенный многоцветными плитками пол и др.

 

25 ноября 1968 г. здание было объявлено памятником архитектуры местного значения.

9 июля 1990 г. решением исполкома Ленгорсовета храм был передан буддистам.

(по материалам статьи В. Н. Мазуриной  Осор Будаев: буддийский монах,

художник, сотрудник Музея истории религии. История Петербурга №5(39)/2007, [43]) (добавил - gordap239)

  • фото

    План участков,
    закупленных А. Доржиевым
    для постройки
    буддийского храма.
    [*]

  • фото

    Агван Доржиев.
    Санкт-Петербург/
    ок. 1900 г. [*]

  • фото

    Главный (южный)
    фасад храма.
    (проект Н.М.Березовского. 1909.)

  • фото

    Главный (южный)
    фасад храма.
    (проект Г.В.Барановского. 1909.)

  • фото

    Боковой (восточный)
    фасад храма.
    (проект Г.В.Барановского. 1909.)

  • фото

    акварель главного фасада
    Г. В. Барановского.

  • фото

    Фоторепродукции
    с акварели.
    Храмъ Святого Закона
    Учителя Будды Шакьямуни
    в Петрограде.

  • фото

    Буддийский храм
    в лесах.
    1909 г. {[*]]

  • фото

    Сиамские будды в
    верхнем алтаре храма.
    1914 г. [*]

  • фото

    Фото 1925 г. [(**)]

  • фото
  • фото

    Статуя большого Будды
    в нижнем алтаре.
    1930-е гг. (архив В.А.Иванова) [*]

  • фото

    Философский (цаннидский) диспут
    у входа в храм. нач.1930-х гг.
    (архив А.И.Бреславца) [*]

  • фото

    Служба в храме.
    ок. 1915 г. [*]

  • фото

    Витражи светового фонаря
    над залом молебствий.
    1989 г. (фото А.В. Усова) [*]

  • фото

    [*]
    (добавил Mary)

  • фото

    Фото - Андрей Агафонов, 1994.

** - Группа монгольских студентов на ступеняхБуддийского храма (арх. Г.В.Барановский). (Фото  N 2 )
Дата съемки 1925 г. Автор - Магазинер Семен Абрамови. (ЦГАКФФД ссылка 11.1.2013.)

 

Среди первых строителей Петербурга были волжские калмыки - буддисты по исповеданию, трудившиеся над возведением Санкт-Петербургской (Петропавловской) крепости. Жили эти калмыки неподалеку от крепости, в Татарской слободе, расположенной за кронверком (в районе Большой Спасской ул.).

Имеется и другая версия появления калмыков в Петербурге: историк П. Н. Петров сообщает, что в первые годы по основании крепости вблизи нынешней Большой Спасской зимовали калмыки, действовавшие в Лифляндии в качестве иррегулярной конницы.  О том, сколько было этих калмыков и как долго они пробыли в Петербурге, сведений не сохранилось.
Буддийская община в С.-Петербурге стала складываться лишь в самом конце XIX в. В 1897 г. по переписи насчитывалось уже 75 буддистов, а в 1910 - 184 (163 мужчины и 21 женщина). В этническом отношении это были в основном буряты и калмыки. Селились они, как правило, на Петербургской стороне (буряты) и в Литейных частях (калмыки). Как буряты, так и калмыки традиционно исповедовали буддизм (ламаизм). За неимением общего храма они собирались для богослужений на частных квартирах, перед домашними алтарями.
Наибольшей известностью среди калмыцких буддистов пользовались родовитые нойоны (князья),  Ц.-Д. Тундутов и С. Д. Тюмень, бывшие владельцы соответственно Малодербетовского и Хошеутовского улусов в Астраханской губернии.  Оба нойона являлись депутатами Государственной думы (Тундутов - 1-ой, а Тюмень - 2-ой). Проживали они вместе с семьями в одной из Литейных частей Петербурга. Они и храняли и поддерживали в народе национальные и религиозные традиции, имели оживленную связь с Далай-ламой. После смерти Ц.-Д.Тундутова, в 1907 г., в Петербурге остался его сын Данзан (Дмитрий), обучавшийся в Пажеском корпусе. Несмотря на крещение, в душе Тундутов-младший сохранял верность религии предков. По выходе из корпуса Данзан женился на Ксении Александровне Бригер, дочери русского генерала А. М. Бригера. Дом Д. Д. и К. А. Тундутовых на ходился на Каменноостровском пр., 59, В городе проживали и буддисты-иностранцы - китайцы, японцы, сиамцы, - имевших при своих посольствах небольшие молельни (кумирни). Адептами буддизма были и русские.  Распространению буддизма способствовало и увлечение теософие, имевшей индо-буддийскую корни. От Тайной доктрины Е. П. Блаватской  легко переходили к буддийскому учению.

Летом 1898 г. состоялся приезд в столицу посланца XIII Далай-ламы Тубтэна Гьяцо, ученого бурятского ламы Агвана Доржиева. Доржиев получил аудиенцию у Николая II. Цель миссии была склонить русское правительство к установлению протектората над Тибетом, путем заключения соответствующего договора.  В этот приезд в Петербург Доржиеву завязал дружеские отношения с крупнейшими русскими востоковедами и географами - С. Ф. Ольденбургом и П. П. Семеновым (Тян-Шанский). В 1900 и 1901 гг. Доржиев во главе официальных миссий к Русскому двору совершил еще две поездки в Петербург. Результатом их стало русско-тибетское сближение, которое имело плачевные последствия для Тибета, спровоцировав англо-индийскую военную интервенцию в страну в 1903-1904 гг. В ходе переговоров был поднят вопрос об учреждении русского консульства в Тибете. Установление дипломатических отношений между Россией и Тибетом позволило Доржиеву заговорить о необходимости устройства буддийской молельни в Петербурге.
В 1905 г. под влиянием русской революции Николай II был вынужден перейти к более либеральной внутренней политике, в частности издать указ об укреплении начал веротерпимости от 17 апреля, запретивший именовать ламаистов в официальных актах идолопоклонниками и язычниками. О строительстве буддийского храма в Петербурге начал говорить и сам Далай-лама. Бежав в июне 1904 г. из Лхасы от англичан и поселившись затем в Урге во Внешней Монголии, Далай-лама ищет покровительства России. Осенью 1904 г. Агван Доржиев окончательно переселился в Петербург, где начал выступать в роли полномоченного Далай-ламы. В 1907 г. он построил училище в Малодербетовском улусе, в урочище Амта Бургуста (Калмыкия), Этому училищу были затем переданы привезенные Доржиевым из Тибета 300 томов священных канонических текстов Ганджура и Данджура, большое количество позолоченных статуй-бурханов, серебряная и медная утварь и пр. В начале 1908 г. Министерство внутренних дел (МВД) России утвердило устав калмыцкой Духовной академии, назначив ее директором (чорин-хамбо) самого Доржиева. Училище находилось в ведении Департамента духовных дел иностранных исповеданий (ДДД ИИ) под надзором астраханского губернатора.
В конце 1907 г. калмыцкая диаспора Петербурга направила ходатайство о строительстве храма директору ДДД, давало санкцию на строительство инославных богослужебных зданий на территории Российской империи. Вернувшись в Петербург в начале июня 1908 г., Доржиев передал в МИД дел новые послания Далай-ламы русскому правительству, на помощь которого - против англичан и китайцев, покушающихся на независимость Тибета - он все еще рассчитывал. Среди них было и ходатайство о постройке в столице молитвенного здания для местных буддистов. Новый глава дипломатического ведомства А. И. Извольский (подписавший с англичанами в 1907 г. договор, признавший их преимущественные экономические интересы в Тибете) против постройки храма не возражал. Инициатива была одобрена и Николаем II.

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Mary, 04.2011.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Mary, 04.2011.

  • фото

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Влада, 06.2012.

  • фото

    Фото - Тамара
    Николаевна, 2008

    Добавил - IVa

  • фото

    Макет дацана
    Музей истории религии
    Фото - Наталия, 10.2017.

  • фото

    Фото - Виктор М, 02.2014.

  • фото

    Вид с севера.
    Фото - Виктор М, 05.2018.

16 марта 1909 г. Доржиев приобрел у директора санкт-петербургской конторы Московско-купеческого банка, потомственного почетного гражд. И. А. Исаева участок земли площадью 648, 51 кв. саженей, уплатив за него 18 тысяч руб. Участок находился на краю города - почти на взморье - в местности Старая Деревня, на углу Благовещенской ул. (ныне Приморский пр.) и Липовой аллеи. Дом самих Исаевых (Вилла Катри) находился по соседству. (сохранился  - Приморский пр., 89). Земля Исаевых некогда принадлежала отставному ротмистру В. М. Шишмареву.
Выбор места для монастыря (или храма) является в буддизме сложным и многоступенчатым ритуалом. Он начинается с молебствий и гаданий, в расчет принимаются особенности ландшафта и астрологические приметы. Строго ритуализованным был и весь строительный процесс. Так, закладка фундамента начинается лишь после обозначения на земле квадрата внешнего периметра здания и зарывания в его центре бумбы - сосуда, наполненного разного рода священными драгоценностями: душистые и лекарственные травы, драгоценные металлы и камни.


Строительство Буддийского храма вызывало протест местных жителей. Неподалеку находилась старинная православная Благовещенская церковь с прилегающим к ней приходским кладбищем. Тем более что в церкви покоились знатные владельцы окрестных имений, многие из которых прославились на поле брани - генерал от кавалерии граф А. П. Никитин (герой Отечественной войны 1812 года), генерал-лейтенант граф. Ф. В. Орлов-Денисов, генерал-лейтенант Ф. С. Чернышев (участник обороны Севастополя) и др. Поэтому буддистам (в том числе и Доржиеву) официально запрещалось - вплоть до 1913 г. - селиться в Старой и Новой Деревнях.
Затем был создан специальный комитет по постройке храма, в которым были известные ученые: санскритолога и буддолога Ф. И. Щербатский, монголисты В. Л. Котвич и А. Д. Руднев (приват-доценты С.-Пб университета). Архитектурный проект выполнил студент Института гражд. инж. Н. М. Березовский, рекомендованный Доржиеву Ольденбургом. Проект буддийской молельни Березовский составил в короткий срок. Уже 10 апреля 1909 г. Доржиев обратился в строительное отделение при Губернском правлении за разрешением на постройку жилого дома с буддийской молельней. 15 апреля 1909 г. строительное отделение Губернского правления утвердило проект Березовского.

Согласно проекту, составленному, по-видимому, под руководством самого Доржиева, здание молельни должно было состоять из двух основных объемов - южный в три этажа (зал молебствий и расположенные над ним кельи для монахов) и северный (башня, заключающая в себе наиболее сокровенное помещение храма - часовню гения-хранителя). Образцом для молельни послужил классический тибетский тип храма - дукан - это четырехугольное с плоской крышей здание, своего рода храм-школа, где монахи (ламы) собираются для молитвы и занятий. Принадлежит он монастырю, у которого таких храмов-дуканов может быть несколько. Здание тибетского дукана состоит из двух частей - южной, где находится основное помещение для собрания духовных лиц (общий молитвенный зал) и северной, расположенной в задней части дукана и называемой гонканом. Южная часть, или собственно дукан, - это просторный зал, расчлененный двумя рядами колонн, между которыми вдоль храма помещаются седалища лам, чжабданы. Молитвенный зал - всегда одноэтажный - не имеет окон: свет в него проникает сверху, через особую надстройку на крыше, именуемую рабсалом. Во втором этаже - фактически на крыше дукана - вдоль стен располагались кельи монахов в виде небольших комнатушек с наружными окнами. Стены внутри храма было принято расписывать картинами религиозного содержания. Вдоль северной стены устанавливались статуи божеств, в середине нередко отводилось место для бурхана (образа) Цзонхавы (второго Будды) - основателя гелугпинской школы. Напротив него - трон первенствующего ламы. Из дукана через двери в северной стене можно было войти в гонкан. Это наиболее недоступная, сокровенная часть храмовой постройки, предназначенная для совершения молений местному божеству. Крышу гонкана, возвышающегося в виде башни над дуканом и обращенного на север,  к Шамбале, венчают ганчжиры - особой формы декоративные фигуры (своего рода шпили), заполнявшиеся печатными молитвами - мани (Ом-мани-падме-хум) на освящение храма.
Аналогичное архитектурно-планировочное решение использовано и в Петербургском храме задуманном Доржиевым как небольшой монастырь. Храм - трапециевидной формы здание с характерными, суживающимися кверху наружными стенами, опоясывающий его фриз, украшенный магическими зеркальными дисками - тибетские традиции. Однако Петербургский храм имеет следы и бурятской традиции в архитектурном решении главного фасада. Вместо типичной для тибетского дукана лоджии с балконом на колоннах, втиснутой между двумя ризалитами, в проекте Березовского использован четырехколонный портик, к которому ведут ступени высокой лестницы. Так оформлеются входы в бурятских дуганах. Вместе с тем восточные прототипы храма были в значительной степени переосмыслены в духе европейской архитектуры - появление второго и третьего этажей над главным залом молебствий, устройство вестибюля, лестничных клеток и подвальных помещений. Архитектору при разработке проекта пришлось принять во внимание как особенности петербургского климата, так и то обстоятельство, что богослужения в храме, возможно, будут посещать представители столичного высшего общества. Именно этим объясняется устройство системы центрального отопления и введение в композицию храма небольшого вестибюля с мощными обогревательными колонками.

 

Строительство храма в Петербурге началось в конце апреля 1909 г. Уже к середине мая были возведены фундамент и часть цоколя. Арх.-худ. К. В. Бальди, видимо, возглавил строительство. В мае по распоряжению Столыпина строительство было приостановлено из-за сложной политической обстановки, настораживало его и создание школы при монастыре. В ходе переговоров в МВД выяснилось, что помимо официального разрешения на постройку молельни в Старой Деревне от Доржиева требуется и утверждения созданного им комитета и, вторично, самого проекта молельни, на этот раз в подведомственном МВД техническостроительном комитете. Поэтому анонимный проект Березовского должен быть пересоставлен кем-то из профессиональных архитекторов. Выбор остановился на Г. В. Барановском (1860-1920). В сложившейся ситуации расширили и состав комитета по постройке храма. Авторитетные консультанты - знатоки буддизма придали больший общественный вес затее Доржиева. В комитет были включены два академика имп. АН - В. В. Радлов (директор Музея антропологии и этнографии) и С. Ф. Ольденбург, камер-юнкер Высочайшего Двора князь Э. Э. Ухтомский, а  также представители архитектурно-художественных кругов - гражд. инж. Г. В. Барановский и художники Н. К. Рерих (директор рисовальной школы императорского Общества поощрения художеств) и В. П. Шнейдер (племянница крупнейшего русского индолога И. М. Минаева).

17 июня П. А. Столыпин получил одобрение от Николая II, но с требованием изменить место строительства. В поисках компромисса комитету пришлось отойти от первоначального плана Доржиева. 25 июня В. В. Радлов вновь обратился к Столыпину с просьбой разрешить строительство храма на прежде избранном месте ввиду того, что комитет на заседании 22 июня постановил ограничить свою задачу сооружением одной лишь молельни, без всякого при ней общежития или иных каких-либо учреждений. Наконец в сентябре разрешение Николая было получено.
Составленный Г. В. Барановским проект молельни был рассмотрен и одобрен сперва комитетом по постройке во главе с В. В. Радловым (19 октября), а затем (30 октября) техническо-строительным комитетом МВД, и окончательно утвержден к исполнению товарищем министра 1 ноября 1909 г.

 

Не отступая принципиально от первоначального образа скромной молельни, созданного Березовским, Барановский художественно обогатил его, сделал более выразительным. Внесенные им коррективы в проект касались, прежде всего, конфигурации северной башни, количества и расположения окон на главном (южном) фасаде, ордера портика и ряда более мелких деталей. Самое существенное изменение - отказ Барановского от устройства келий (общежития) во втором этаже и расположение на их месте - вдоль западной и восточной стен и в башне гонкана второго яруса - бурханов (буддийских статуй).
Через год Барановскому пришлось слегка подкорректировать свой проект. В новом проекте, утвержденном 2 декабря 1910 г., изменения коснулись исключительно фасада, который чиновники сочли непозволительно роскошным. В результате двери из золоченой бронзы Барановский заменил на деревянные, а золоченые капители колонн портика - на темно-бронзовые. 16 ноября 1909 г. строительный комитет утвердил составленную смету на постройку молельни на общую сумму 151694 руб 77 коп.


К концу 1910 г. храм был вчерне закончен. Единственное отступление от проекта, допущенное строителями, - это чрезмерно вытянутая вверх - по желанию Доржиева - башня которую затем пришлось переделывать по требованию техническо-строительного комитета МВД.
В том же году Хамбо-лама началось возведение по соседству с храмом четырехэтажного каменного дома (также по проекту Барановского). Чтобы избежать конфликта с властями, Доржиев объявил, что дом ему необходим в личных целях и не будет превращен в учреждение при молельне. В действительности, однако, в нижнем этаже дома он собирался устроить магазин, а в трех верхних - разместить монахов-священнослужителей. 30 ноября 1911 г. Доржиев въехал в этот дом. Всеми строительными работами на начальном этапе непосредственно руководил арх. Г. В. Барановский.
К концу 1911 г. обнаружилось превышение сметы на 14 тысяч рублей, что привело к конфликту между строительным комитетом и архитектором. В апреле 1912 г. комитет освободил Барановского от обязанностей производителя работ и пригласил на его место арх. Р. А. Берзена. Недостаток средств тормозил строительство. Поэтому возведение храма в 1910-1912 гг. фактически велось на деньги самого Доржиева и пожертвования бурят и калмыков.
Помимо денежных пожертвований, Далай-лама подарил будущему храму тридцать медных позолоченных статуй в рост человека и множество других предметов (все китайской работы). Остальные украшения (в том числе бронзовые диски для фризов, фигура ланей - Колесом вечности) были заказаны Доржиевым в специальных мастерских Пекина и Долоннора. Небольшую часть храмовой утвари, например набор серебряных сосудов для алтаря, изготовила по рисункам самого Хамбо-ламы петербургская фирма придворного ювелира Николая Линдена. Что касается статуи большого Будды (2,5 м) для главного молитвенного зала, то её вылепили из гипса и покрыли позолотой. В дальнейшем предполагалось заменить её бронзовым изваянием, которые обычно отливались по заказу бурятских и монгольских монастырей в Долонноре (Внутренняя Монголия).
Отделка здания растянулась на несколько лет. Департамент духовных дел был категорически против каких-либо украшений фасада молельни. Строительство храма после его возобновления и вплоть до окончания проходило в крайне враждебной по отношению к буддистам атмосфере.
Арх-ры придали храму более современный европейский облик в духе модного Северного модерна. Архитектурный стиль определил и выбор материалов для каменной отделки фасадов (разные сорта грубо колотого гранита, облицовочный кирпич, глазурованная плитка). Эти работы осуществило Восточно-Финляндское гранитное акционерное общество из Выборга. Особенно тщательной была отделка интерьеров, которой в 1914-1915 гг. руководил Николай Рерих. Помогали ему приглашенные из Бурятии мастера - ламы-художники Осор Будаев и Гэлэг-Чжамцо Цэвэгийн (Цыбаков), а также выполнявший столярные работы Ринчин Занхатов. По эскизам Рериха были выполнены цветные витражи плафона и квадратного ограждения светового проёма. На витражах, обрамляющих световой фонарь (сохранились до наших дней), изображены традиционные буддийские символы - Восемь счастливых знаков. По признанию самого Н. К. Рериха, именно во время строительства храма он впервые услышал легенду о Чанг Шамбале (Северной Шамбале), послужившую впоследствии стимулом для духовных поисков художника.
2 мая 1914 г. Николай II утвердил штат духовенства при буддийском храме в составе девяти человек: - пять лам-гелонгов, один из которых должен был исполнять обязанности старшего (ширетуя), и четыре прислужника.
Постройка петербургского буддийского храма завершилась в 1915 г. 10 августа здание было освящено цаннид-хамбо Агваном Доржиевым посредством совершения особого ритуала. Храм получил тибетское название - Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки-Отшельника (Будды). В память о событии Петроградский монетный двор отчеканил специальные латунные жетоны-медали с силуэтом храма (на лицевой стороне) и его названием на тибетском и монгольском языках (на оборотной). Типография Р. Голике и А. Вильборга отпечатала черно-белые фоторепродукции с акварели главного фасада Г. В. Барановского - европейцы на ступенях храма. Под рисунком следовала подпись: Храм Святого Закона Учителя Будды Шакьямуни в Петрограде.

 

Внешняя форма храма с мощными, суживающимися кверху стенами, отделанными красно-фиолетовым пютерлахтским гранитом, напоминала неприступную крепость. Это впечатление еще более усиливала окружающая храм по периметру высокая кирпичная (оштукатуренная) ограда с железными коваными воротами. Внутрь храма вели три массивные деревянные двери в глубине орнаментированного портала с колоннами. Над каждой из дверей - доски с восточными письменами (золотом по синему). Это были священные буддийские мантры на трех языках - санскритском, тибетском и старомонгольском. Капители колонн портала и верхний фриз здания украшали позолоченные щиты с эмблемой-монограммой.
Основной алтарь храма с 2,5-метровой статуей Будды,  изваянной из алебастра бурятскими мастерами, находился в просторной нише в главном молитвенном зале - факти- чески, в нижнем этаже северной башни по оси здания. Прежде всего поражало отсутствие окон - свет в основное помещение храма, как уже отмечалось, проникал сверху, через остекленную часть крыши и потолка (световой фонарь), и падал на восьмилепестковый лотос, выложенный цветными плитками в полу и воспроизводивший символические очертания Шамбалы; чуть ниже лотоса, у самых дверей, из тех ж е плиток была составлена свастика — древний арийский (индо-буддийский) символ счастья. В центре зала, как раз под квадратным световым проёмом в потолке, стояли два длинных стола, на которых были разложены ритуальные принадлежности - колокольчики, раковины, чашечки с рисом, Завораживало и богатое убранство молитвенного зала - писанные на ткани буддийские иконы - танка, среди которых было и изображение Блистающей Шамбалы, различные декоративные аксессуары - сшитые из разноцветных парчовых лоскутов цилиндрические, развешанные между колоннами и перед алтарной нишей.
Первое богослужение в храме состоялось 21 февраля 1913 г., в день празднования 300-летия Дома Романовых. Второе большое буддийское богослужение в Петербурге состоялось 9 июня 1914 г. по случаю торжественного внесения в храм и освящения двух сиамских будд.

  • фото

    Стена.

  • фото

    Ворота.

  • фото
  • фото
  • фото

    Ворота.

  • фото

    Фото - Mary, 05.2011.

  • фото

    Решетка.

  • фото

    Калитка.

  • фото

    Внутренний
    двор.

  • фото

    Мемориальные
    доски.

  • фото
  • фото
  • фото

    Внутренний двор.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Mary, 04.2011.

В 1917 г. ламы покинули голодный Петроград. После Февральской революции представители бурятской и калмыцкой интеллигенции создали комитет, под председательством Н. А. Ханхасаева, взявший на себя руководство национально-культурным строительством в Бурятии и Калмыкии. Членами этого комитета стал и А. Доржиев. При храме был устроен лазарет.

После Октябрьского переворота, 27 января 1918 г. комитет вынес постановление о ликвидации Петроградского бурятского лазарета и об охране имущества буддийского храма в Петрограде, как общенационального достояния. Вскоре А. Доржиев арендовал на участке позади храма пустовавший двухэтажный каменный дом (принадлежавший Исаевым), с намерением устроить в нем общежитие и вступил в переговоры с арх. Р. А. Берзеном о постройке неподалеку от храма крематория. Доржиев хотел превратить Петроградский дацан в крупный религиозно-просветительский центр. Однако летом 1918 г.  Доржиев уехала на сбор средств, был арестован затем отпущен.
Тем временем покинутый ламами храм в Старой Деревне пребывал в вынужденном запустении. В доме-общежитии поселился акад. Ф. И. Щербатской, которому Хамбо-лама поручил присматривать за общебуддийской святыней. Осенью 1919 г. во время наступления Юденича на Петроград на территории храма разместилась красноармейская часть. Её командир выселил ученого из занимаемой квартиры. Храм был заперт на ключ и опечатан. Но вскоре после этого он подвергся разгрому. Похищены были все предметы, имевшие какую-либо ценность, вплоть до металлических дверных ручек и гвоздей - медные, бронзовые и позолоченные статуэтки, серебряные жертвенные сосуды, драпировки из китайской парчи, посуда и мебель, меха и материи. У статуи большого Будды погромщики отбили голову. Бесследно исчезла и собранная Доржиевым коллекция ценнейших документов, относящихся к его многолетней дипломатической деятельности и освещавших характер взаимоотношений с Тибетом в 1890-1910 гг. трех соперничающих держав - России, Англии и Китая. Добраться до Петрограда Доржиев смог лишь в сентябре. Он тут же направляет протест в НКИД РСФСР. 7 октября здание храма осмотрела созданная НКИД комиссия. Было принято решение: Наркоминдел берет храм под свое покровительство, выделит необходимые средства на его ремонт. Доржиеву удалось добиться выселения красноармейской части.
В это же время Доржиев предлагал создать при буддийском храме в Петрограде базу подготовки национальных кадров - специалистов в разных областях для Бурятии, Калмыкии, Монголии и Тибета. Речь шла об устройстве общежития-интерната для учащихся только что открытого в Петрограде Института живых восточных языков (ПИЖВЯ, после 1924 г. ЛИЖВЯ) в двух принадлежащих храму домах, после их ремонта. Доржиев также просил предоставить пустующую соседнюю дачу Исаева. В конце 1922 г., Доржиев, с одобрения НКИД, учреждает при буддийском храме неофициальную Тибетскую миссию. И одновременно -  Монгольскую миссию. Тогда же Наркоминдел передал в распоряжение Тибетской и Монгольской миссий храмовую усадьбу со всеми её строениями - тремя каменными домами (однако, один из домов (Исаева) 29 сентября 1922 г. был отдан Губоткомхозом в пожизненную аренду некоему Макарову, заведующему дровяным складом Петровида). 23 июня 1923 г. президиум Петрогубисполкома закрепил за буддийским храмом земельный участок в Старой Деревне (до 1 ноября 1934 г.). Дом № 4 по Липовой аллее в Старой Деревне, дом № 15 по Благовещенской ул. и служебный дом с прачечной и баней и дом с кухней в буддийском храме закреплены за Монгольско-Тибетской миссиями. В то же время Доржиеву удалось добиться того, что буддийский храм был взят под охрану государством как уникальный памятник искусства. В результате управление Государственного музейного фонда включило храм в список подведомственных ему учреждений (от 3 июля 1922 г.). НКИДу  провел ремонт храма - были произведены работы для предохранения храма от дальнейшей порчи и устранения следов вандализма. Руководили ремонтом С. С. Кричинский и И. Н. Брусов, надзор осуществлял акад. С. Ф. Ольденбург. Предметы буддийского культа для разоренного храма Доржиеву удалось собрать среди бурят и калмыков. Наряду с Ольденбургом самое горячее участие в реставрации храма принимал и Карл Теннисон,  исполнявший в 1920-1922 гг. должность его настоятеля. Но в 1923 г. не удалось вернуть жизнь в буддийский храм. Ни в Бурятии, ни в Калмыкии не нашлось монахов, которые согласились бы отправиться в Петроград. 19 января 1924 г. Доржиев обратился к монгольскому правительству с предложением передать Петроградский храм во владение Монголии.

В самом конце 1924 г. из Урги в Ленинград - на учебу - отправилась первая группа монгольской молодежи, в составе 15 человек. По прибытии их зачислили на двухгодичное подготовительное отделение ЛИЖВЯ и поселили в  доме-общежитии при храме в Старой Деревне. Летом 1923 г. востоковед Владимирцов поселился вместе с семьей при храме. Летом того же года в буддийском доме с разрешения Доржиева поселился еще один русский ученыи А. В. Барченко.
В середине 1927 г. бурятами и калмыками - очевидно, с санкции Наркоминдела - был разработан проект нового соглашения, по которому храм признавался достоянием буддистов четырех стран, принимавших участие в его строительстве, - Тибета, Монголии, Бурятии и Калмыкии. В Монгольской Республике, однако, до сих пор считают, что договор 1926 г. имел юридическую силу и потому буддийский храм принадлежит Монголии.
Как бы то ни было, храмовая усадьба фактически продолжала оставаться резиденцией Монгольской и Тибетской миссий, находившихся под особым покровительством НКИД СССР и соответственно пользовавшихся до некоторой степени экстерриториальным статусом, подобно диппредставительствам других зарубежных стран.
Храм Будды в Старой Деревне вновь стал действующим только в конце двадцатых (в 1927 или 1928). Ежегодно на исходе лета в Ленинград из Улан-Батора приезжала небольшая группа монгольских и тибетских лам для совершения летнего молебствия, сопровождаемого постом, во время которого монахам не позволяется покидать границ монастырской обители. Служение это традиционно относится к числу великих хуралов. Приезжая в Ленинград, ламы неизменно селились в  доме-общежитии при храме. В нижнем этаже дома помещались два магазинчика. В октябре 1926 г. при ЛИЖВЯ был создан Рабфак северных народностей, имевший два отделения: северное и восточное. Доржиев всячески содействовал научным контактам бурятских дацанских лам и ленинградских востоковедов, талантливых учеников школы академика Ф. И. Щербатского (А. И. Вострикова, М. И. Тубянского и Е. Е. Обермиллера). Тем самым он пытался реализовать свою идею синтеза древней науки Востока (науки буддийской) и передовой науки Запада. В том же 1927 г. Щербатской создал в Ленинграде, под эгидой Академии наук, Институт буддийской культуры (ИНБУК), куда пригласил в качестве научных консультантов бурятских лам
Были попытки восстановить интерьер храма. Речь шла об украшении большого молитвенного зала множеством (3 000) небольших однотипных металлических статуй-бурханов Будды, установленных вдоль его периметра. Доржиеву также удалось заменить поврежденную гипсовую статую большого Будды Шакьямуни в главном алтаре на металлическую (медную). Летом 1930 г. (по воспоминаниям старожилов) при храме состоялся ваджраянский Цам - пантомимическая мистерия, посвященная Калачакре, ежегодно совершаемая во всех буддийских монастырях.
В 1931 г. закрылась знаменитая Цаннид чоре - Буддийская академия Доржиева.
Летом 1930 г. ушел в отставку Г. В. Чичерин, ратовавший за советско-тибетского сближение, его место занял М. М. Литвинов. Отрицательно решился вопрос о финансировании ремонта флигеля. Доржиев передал это строение муниципальным властям (ленинградскому Коммунхозу). С начала 1930-х в храме группируется небольшая община бурятских лам. Эо были монахи, имевшие высокие ученые степени, полученные в главных монастырях Тибета. Ламы-лекари (эмчи-ламы) Бальжир Зодбоев и Чойни-Дава Томиргонов практиковали при храме традиционную тибетскую медицину. Доржиев зачислял их сотрудниками Тибето-Монгольской миссии - сторожами, дворниками и т.п. и поселял при храме.

17 декабря 1933 г. в своем дворце в Лхасе умирает XIII Далай-лама, патрон Доржиева и высокий покровитель храма. В память о нем в устроили богослужение, оказавшееся последним. Новая волна репрессий, начавшихся в стране после убийства С. М. Кирова, не обошла стороной и буддийскую общину Ленинграда. В самом конце мая - начале июня 1935 года органы арестовали группу лам.  Через полтора года вторая волна арестов довершила разгром буддийской общины в Ленинграде. Всё то время Агван Доржиев проживал в своем загородном доме в Ольгино. Тем временем престарелый и тяжело больной Доржиев в конце октября 1937 г. навсегда покинул Ленинград. Его путь лежал в  Забайкалье, в Ацагат - местность в 50 км от Улан-Удэ, где находился Ацагат-Шелутаевский дацан. Своим приемноком он оставлял гр. С. Д. Дылыкова. В г. Улан-Удэ Доржиев был арестован  и скончался от паралича сердца 29 января 1938 г. в тюремной больнице.

Смерть Доржиева сделала неизбежным закрытие буддийского храма в Ленинграде. 21 марта 1938 г., воспользовавшись своими правами наследника, С. Д. Дылыков обратился в Ленгорсовет с предложением о передаче в госфонд буддийского храма и находящихся при нем жилых строений. И уже через неделю (27 марта) президиум Приморского райсовета принял решение о муниципализации домов бывшей Тибето-Монгольской миссии в СССР и в то же время просил Ленсовет обсудить вопрос о включении в музейный фонд бывшего буддийского храма, расположенного на территории этого участка. 22 апреля президиум Ленсовета на своем заседании утвердил решение нижестоящей инстанции в отношении двух домов бывшей миссии по Стародеревенской ул. № 13 и 15, однако просьбу о передаче храма в музейный фонд отклонил. Вместо этого было принято постановление: Передать здание бывшего буддийского храма со всеми строениями облкому Профсоюза рабочих жилищного хозяйства по договору аренды для использования здания под спортивные цели (под физкультурную базу). Культовое имущество, правда, еще долго продолжало оставаться в храме, пока не решили передать его Музею истории религии. В результате 16 августа заведующий отделом фондов музея К. Ф. Воронцов принял от завхоза добровольного спортивного общества КИМ (Коммунистический интернационал молодежи) К. И. Гассара фигура Будды с троном (сидящий Будда Шакьямуни), подаренный храму сиамским королем. Что касается статуи большого Будды из главного алтаря, то ее первоначально также намеревались передать Музею истории религии. Статуя была демонтирована, но в музей так и не попала.

 

В конце 1939, после начала финской кампании, с башни храма сняли позолоченный ганжир, который мог стать ориентиром при обстреле города, с фасада здания удалили позолотой диски и щиты, закрасили позолоту на капителях колонн портика. С началом Великой Отечественной войны Командование Ленфронта решило построить на территории храмовой усадьбы мощную длинноволновую радиостанцию. В 1942 г. в здании храма разместили  радиопередающую станцию (передатчик длинных и средних волн в диапазоне 200-2000 м), источник его питания, основную часть силового оборудования и другую аппаратуру. Технический проект уникальной аэростатной антенны - антенны без мачт - был разработан группой ленинградских инженеров во главе с В. А. Хацкелевичем. Радиостанция являлась совершенно секретной и именовалась в документах как объект № 46. Аэростатная антенна проработала до 1952 г., когда её заменили простой длинноволновой антенной, подвешенной на двух 75-метровых мачтах. Радиостанция проработала еще несколько лет. В 1957 г. она была закрыта и полностью демонтирована.
Уже в 1947 г. академики-востоковеды С. А. Козин, И. И. Мещанинов и В. В. Струве ходатайствовали в Совете по делам религиозных культов при Совмине и в президиуме АН СССР о его передаче храма ленинградскому филиалу Института востоковедения для организации Музея истории религии и быта монголов. Кроме музейных коллекций, в храме также намеревались сосредоточить  богатейшее собрание тибетских рукописей и ксилографов, вывезенных в 1938-1940 гг. из дацанов Бурят Монгольской АССР и Читинской области.

 

В годы хрущевской оттепели востоковеды возобновили ходатайства перед Академией. Ю. Н. Рерих предлагал превратить его в храм-музей буддизма. Весной 1960 г. учреждение освободило храм. А затем 9 июня Ленсовет официально передал здание храма (- Приморский пр. 91) Академии наук на правах долгосрочной аренды. 20 октября 1960 новым владельцем храма стал Институт востоковедения (в то время Институт народов Азии). Однако вскоре выяснилось, что помещения храма совершенно непригодны для хранения памятников тибетской письменности. Поэтому 14 июня 1962 г. президиум Академии наук решил - передать здание бывшего буддийского храма Зоологическому институту для размещения в нем Музея функциональной морфологии и нескольких институтских лабораторий, помещавшихся в здании Института цитологии. Зоологический институт в том же году разместил в стенах храма многочисленное, громоздкое оборудование трех своих лабораторий.
16 ноября 1970 г. здание храма было взято под государственную охрану как памятник архитектуры местного значения.
В начале 1980-х Ленгорисполком принял решение о передаче здания храма в аренду Музею истории религии и атеизма. Но музеем храм не успел стать. Лаборатории Зоологического института не торопились выезжать.

 

А в 1974 г. в ходе поездки в СССР храм посетил С. Н. Рерих, проявлявший, как и Ю. Н., большую озабоченность судьбой этого памятника. Рассказывают, что во время встречи с главой города, 1-ым секретарем Ленинградского обкома КПСС Г. В. Романовым, С. Н. Рерих передал ему чек в 100 000 долларов на восстановление храма.  В 1987 г. буддийский храм посетил во время своего неофициального визита в СССР Его Святейшество XIV Далай-лама Тензин Гьяцо
28 июня 1989 г. Совет по делам религий в Москве зарегистрировал новую буддийскую общину - Ленинградское общество буддистов (ЛОБ). Община эта состояла в основном из прежних подпольных буддистов-европейцев, а также буддистов традиционных - бурят. 27 мая 1990 г. в храме состоялось первое публичное богослужение, которое совершил бурятский лама Туван Дорже, настоятель незадолго до того открывшегося Элистинского хурула.
9 июля 1900 исполком Ленгорсовета народных депутатов принял долгожданное постановление о передаче здания бывшего буддийского храма религиозному обществу буддистов

Реставрационный проект был разработан в 1989-1990 гг. ведущим архитектором института Ленпроектреставрация Т. В. Леонтьевой. Этим проектом предусматривалось восстановление архитектурно-художественного облика храма в историческом виде путем освобождения его от более поздних наслоений, не имеющих ценности и искажающих облик памятника, восполнение утраченных элементов декора на основе обоснованных научных дан- пояснительная ных и по сохранившимся образцам. Состояние памятника в целом Леонтьева охарактеризовала как удовлетворительное, вместе с тем ею приводился длинный список ыявленных повреждений памятника. К реставрационным работам приступили в начале 1990-х годов, однако велись они довольно бессистемно и сумбурно, а вскоре и вовсе были приостановлены по причине отсутствия у заказчиков необходимых средств. Правда, буддийской общине удалось изыскать средства для изготовления статуи большого Будды для главного алтаря храма. Все работы велись прямо на месте - внутри храма и во дворе - с ноября 1993 по май 1994 года.

 

(* - Андреев А. И. Храм Будды в Северной столице. Санкт-Петербург. 2004.)  (добавил Mary)

 

В 2010 г. началась масштабная реставрация, и к столетию дацана, в 2015 г., специалисты отреставрировали фасад здания, а в 2016-м стартовал 1-й этап реставрации интерьеров, часть из которых была утрачена во время советского периода.

 

 

1935-1937:  Репрессировано 26 служителей храма. Часть из них  -  "похоронены на Левашовской пустоши".

                                

Скульптуры ослов на на фасаде называют то газелями, то оленями, то ланями и т.д. Но это просто ослы и они глубоко символичны в буддийской философии (sergeyshmidt)

 

В настоящее время (2010) продолжается  реставрация. Проведена облицовка, восстановлен портик, ворота храма, ганджир (золоченый шпиль), восстанавливаются интерьеры.

 

 

25 ноября 1968 г. здание было объявлено памятником архитектуры местного значения.

Объект исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения на основании Постановления Правительства Российской Федерации № 527 от 10.07.2001г.

Здание включено в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия федерального значения  (7801238000)

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - gordap239, 2009.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    1.2011

  • фото
  • фото

    Фото - IgRBy, 08.2010.

  • фото

    Во внутреннем дворе

  • фото
  • фото

    Буддийский дацан.
    Вид со стороны
    ул.Савушкина

  • фото

    Вид на портик
    входа

  • фото


    Фрагмент
    центральных
    ворот

  • фото

    Вид на портик
    входа

  • фото

    Колоннада
    портика входа

  • фото

    Фото - Людмила53
    07.2011.

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - Suokas, 2010.

  • фото

    Интерьеры.
    Фото - Мастер, 2017 г.

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    (добавил Виктор М)

17 комментариев
12260 просмотров
Добавил: Mary, 9 Марта 2008, 08:56
Редактировано: 18 Марта 2019, 18:42
Оцените:
(16 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='http://www.citywalls.ru/house729.html' target='_blank'>Буддийский дацан на Citywalls.ru</a>
Всего 17 комментариев
  • 19 Мая 2017, 13:57
    Ответ на "Но почему-то сведения о Березовском включены в спр" от Liz

     Безусловно игнорировать не надо.

  • 12 Ноября 2017, 22:31
    Ответ на "Не знаю, как там было дело, но в [99] это выглядит" от Liz

     Это мой прадед!хотелось бы точно знать!

  • 13 Ноября 2017, 01:12
    Ответ на "Это мой прадед!хотелось бы точно знать!" от Berez

     Есть такая публикация: Андреев А.И. Об авторе проекта буддийского храма в Петербурге : [к биогр. архитектора Н.М. Березовского] // Краеведческие записки : исслед. и материалы / Гос. музей истории С.-Петербурга. – СПб., 1995. – Вып. 3. – С. 44-51. – Библиогр. в примеч.

    На это издание ссылается Кириков в своем сборнике [99].

    Я прежде ошибочно воспроизвела текст оттуда. Правильно так:

     Березовский Николай Матвеевич. Первоначальный  проект.  Автор-строитель Г.В. Барановский. 1909-1915 .([99]. С. 45). 

    Барановский Гавриил Васильевич. 1909-1915. Первоначальный проект Н.М. Березовского ([99]. С. 32). 

    Много литературы о дацане приведено здесь: http://vss.nlr.ru/query_info_print.php?query_ID=8716

     

  • 27 Ноября 2017, 06:36

    Татьяна, у нас на сайте есть форум, там ветка "Пригороды СПб".

  • 7 Июля 2018, 17:15

    Есть версия со слов экскурсовода, что в конце 1930-х гг. статую большого Будды из-за её тяжести вместо передачи в Музей истории религии сбросили в Большую Невку. Может сейчас появилась возможность ее поискать?

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 27619
Готовится: 191
Посетители
Гостей: 150
Всего сегодня: 6952