Публикация

Свято-Троицкая община сестер милосердия -
НИИ гематологии и трансфузиологии

Здание на карте
фото
Архитекторы: Воротилов Е. С.
Курзанов В. Р.
Год постройки: 1876, 1889-1891
Стиль:

Свято-Троицкая община сестер милосердия -

НИИ гематологии и трансфузиологии

 

1861 - арх. Штегеман  Генрих Христианович - расширение

1876 - арх. (АХ) Воротилов Евграф Сергеевич - корпус 3-й Советской,

          перестроены дворовые флигели, церковь

 

2-я Советская, 16 (средний корпус)

Здание женской больницы с церковью, амбулаторией и жилыми помещениями

1874-1875 - арх. (АХ) Воротилов Евграф Сергеевич

2-я Советская, 16 (правый корпус) - 3-я Советская, 13 (левый корпус)

Служебный флигели

1882-1884 - арх. (АХ) Красовский Альфред Федорович

3-я Советская, 13 (средний корпус)

Здание женской школы

1889-1891 - акад. арх. Курзанов Владимир Родионович

Дегтярный пер., 3 - 2-я Советская, 16 (левый корпус) - 3-я Советская, 13 (правый корпус)

Здание мужской больницы      

1876 - арх. (АХ) Воротилов Евграф Сергеевич

1880-е - арх-ры (АХ) Красовский Альфред Федорович, акад. арх. Курзанов Владимир Родионович (?)              (Список..)

 

 

Заведение Общины сестер милосердия первое заведение такого рода  в СПб и в России было учреждено 9 марта 1844 г. Деятельное участие в этом приняла Терезия Ольденбургская, за год до того побывавшая в детской больнице в Варшаве, где такая община существовала, и дочери имп. Николая I Мария и Александра.

 

В апреле того же года был снят дом подполковницы Сучковой в Рождественской части, в котором разместили 18 принятых на испытание сестер. (Ист. адрес: д. № 57/27, 2-я улица, 1 квартал, Рождеств. ч.) Полковником Сучковым на свои средства было осуществлено переоборудование дома под Заведение для сестер милосердия из 6 отделений.

(Данные по: Отчет Общины сестер милосердия. СПб., 1844. С. 4. Предоставлены М.И. Кунките.)

В доме располагались: отделение сестер милосердия, женская больница, пансион, приют, исправительная школа и отделение кающихся. Позже появилась и богадельня для неизлечимых больных.

 

Женская больница принимала у себя бедных больных женщин разных возрастов и званий и представляла собой нечто вроде современного хосписа. В пансион, приют и детское исправит. отд-ние принимали только девочек. В приют принимали на уроки и приходящих девиц.

  • фото

    Свято-Троицкая община
    сестер милосердия.
    Фото начала 1900-х гг.

  • фото

    Интерьер церкви Свято-
    Троицкой общины.

  • фото

    Церковь Свято-
    Троицкой общины.

  • фото

    Надпись -
    Открыта 1884 г.

  • фото

    Центральный
    вход.

  • фото

    Со стороны
    2-ой Советской ул.

Церковь святой Троицы
Император выделил средства на устройство церкви. Она была освящена накануне 40-го дня кончины великой княгини Александры Николаевны5 сентября 1844 г. митрополитом Антонием (Рафальским) во имя святой Живоначальной Троицы.

Церковь располагалась на третьем этаже и имела небольшой купол. Храму общины был передан главный иконостас из церкви св. Марии Магдалины, некогда существовавшей в воспитательном обществе благородных девиц (Смольном монастыре).

Палаты располагались в непосредственной близости от домовой церкви, чтобы больные могли слушать идущие в ней службы.

 
Первоначально в общине действовала и небольшая евангелическая церковь св. Троицы, в которой проходили не только протестантские, но и католические богослужения, в 1855 г., когда в общину стали приниматься только православные женщины, эта церковь была закрыта.

 

В том же 1844 г. императрица Александра Федоровна в память о дочери взяла общину под свое покровительство. Руководил общиной комитет, в который входили вел. княгиня Мария Николаевна, принцесса Терезия  В.  Ольденбургская, княгини М. А. Барятинская, княгиня С. А. Шаховская, княжна Е. С. Гагарина, графини Т. Б. Потемкина, Е. Кушелева, С. Толстая, С. Н. Борх, а также М. Каверина, А. Демидова, А. Мальцова, О. Рюмина и С. А. Биллер. В 1846 г. управление общиной взяла на себя вел. княгиня Мария Николаевна, а начальницей общины стала Сарра Александровна Биллер (урожд. Кильгем)  - одна из самых известных петербургских благотворительниц первой половины XIX века.


В 1840-х гг. здания общины составляли каре вокруг небольшого двора, занимая территорию между 2-ой и 3-ей Рождественскими (Советскими) ул.

Главное, трехэтажное здание выходило фасадом на 2-ю Рождественскую ул., в нем находились православная церковь с примыкавшей к ней больницей и богадельней, отделение сестер милосердия, аптека и квартира врача.

В двухэтажном флигеле, выходившем на 3-ю Рождественскую улицу, размещались пансионерское отделение, квартира начальницы, лютеранская церковь и приют.

Правый дворовый флигель занимала исправительная школа, левый - отделение сестер испытуемых. В саду стоял домик священника и флигель, предназначенный для отделения кающихся.

 
С 1844 по 1885 гг. при общине существовал пансион для девочек из бедных семей, преобразованный из школы, основанной в 1821 г. С. А. Биллер.
С 1844 по 1853 гг. был приют «для приходящих» и исправительная детская школа.
Действовало отделение кающихся, преобразованное из магдалининского убежища, основанного С. А. Биллер и А. Ф. Михельсон (существовало с 1833 по 1844 гг.). В 1863 г. это отделение было превращено в самостоятельное учреждение, получившее название «Дом милосердия» под покровительством Е. М. Ольденбургской.

Магдалинское отделение было решено вывести из Общины, т.к. оно располагалось в непосредственной близости от нормальной школы. Опыт заведений для кающихся магдалин свидетельствовал о необходимости уединения подобных убежищ.

Помещение же после закрытия магдалинского отделения в Общине было решено обратить в детскую больницу для сокращения смертности среди детей бедных людей. Высочайше, однако, было соизволено открыть не детскую, а женскую больницу на 15 коек, которые по возможности следовало со временем довести до 25 коек.

Богадельня для призреваемых сестер милосердия открылась при Общине в 1853 г. (отдельный флигель, с садом).

 

(Данные по: Отчет Общины сестер милосердия за 1854 год. СПб., 1855. С. 10. Все сведения предоставлены М.И. Кунките)


С 1844 г. при общине существовала богадельня для неизлечимых. В связи со смертью последней из призревавшихся там женщин, в 1863 г. было принято решение направлять сюда старых и немощных сестер.

 

В ноябре 1846 г.  с Высочайшего соизволения  императрицей Александрой  Федоровной  был назначен  Попечитель "Богоугодного заведения Общины" с.м. принц Петр Георгиевич Ольденбургский. Попечитель был назначен по ходатайству Комитета Общины под предс-вом кн. Елизаветы Гагариной, т.к. 2-летний опыт ее существования показал, что Заведению необходим представитель для представления его перед императрицей и различными госучреждениями.

В январе 1868 г. председательницей Комитета "Общины с.м. Рождественской части" была назначена племянница государыни Марии Александровны - принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, дочь в.кн. Марии Николаевны. Великая княгиня сложила с себя заведование Общиной, и заботы о ней, с Выс. соизволения и с согласия учредителей Петра и Терезии Ольденбургских, были возложены на принцессу Евгению Ольденбургскую.

После смерти принца Петра Ольденбургского попечительство над Общиной принял на себя его сын Александр Петрович, что во многом определило участие Общины в военных конфликтах начала  ХХ в.  Так, именно по приказанию Попечителя, бывшего  Верховным начальником  сан. и эвакуац. части,  при Св.-Троицкой общине был открыт в 1-е же мес. 1-й Мировой войны Челюстной лазарет.

Попечительство принца А. П. Ольденбургской и руководство Общиной  принцессы Е. М. Ольденбурсгкой  прекратилось  весной 1917 г. 

(Сведения архивные - предоставлены М.И. Кунките.)

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

Впервые строения, принадлежавшие общине, были расширены в 1861 г. академиком арх. Г. Х. Штегеманом. Затем, в 1872 - 1876 г., по проекту Е. С. Воротилова выстроен корпус на 3-й Рождественской, 13, перестроены дворовые флигели, церковь перенесена на третий этаж одного из них. Она была освящена 22 декабря 1873 г. митрополитом Исидором и оформлена в византийском стиле.

Новый иконостас из американского ореха вырезал В. П. Шутов, иконы в нем на золотом чеканном фоне написал академик В. В. Васильев. Другой академик - Ф. Г. Солнцев - пожертвовал несколько своих образов, которые повесили на стенах вместе с иконами из прежнего иконостаса.

По церкви с 1873 г. община получила собственное название и стала называться - Свято-Троицкой.
Сестра приводилась к присяге священником общины в присутствии попечителя и получила особый знак, возлагавшийся на нее Санкт-Петербургским митрополитом - золотой нагрудный крест с изображением Пресвятой Богородицы и надписью «Всех скорбящих радость» на одной стороне и «Милосердие» на другой, который носился на зеленой ленте.

В 1882 - 1884 гг. на специально приобретенном соседнем с общиной участке по Дегтярной улице архитектором А. Ф. Красовским возводится мужская больница на средства гофмейстера М. В. Мезенцева.
В 1885 г. руководство общины приняло решение свернуть все иные направления деятельности и сосредоточиться только на помощи больным. Особой известностью пользовалась женская больница общины. В больницу безвозмездно принимались беднейшие пациентки, кроме страдавших инфекционными заболеваниями.

 

Именно при этой больнице в 1845 г. появляется первый покой для приходящих больных - первая в России благотворительная амбулатория. Возможно, это был именно приемный покой т.к. 1-й лечебницей для приходящих в России считается Максимилиановская, открытая в 1850 г.

С больницей Свято-Троицкой общины активно сотрудничали известнейшие врачи эпохи: Н. Ф. Арендт, Н. И. Пирогов, Н. Ф. Здекауэр, Е. В. Павлов и многие другие. В конце XIX - начале XX века в больнице функционировала "Палата в память В. М. Приселковой для женщин, страдающих раком" - прообраз современных хосписов.


В 1886 г. принц Александр Петрович Ольденбургский создал при общине Пастеровскую прививочную станцию для лечения больных бешенством. Станция содержалась на средства ее основателя, и в декабре 1890 г. на ее базе был создан Институт экспериментальной медицины. Это было первое в России научно-исследовательское учреждение в области медицины и биологии.


В 1889 - 1891 гг. последовала капитальная перестройка основных зданий общины. По проекту академика арх. В. Р. Курзанова. Он с 1887 г. в течение 15 лет состоял безвозмездно арх. Свято-Троицкой общины сестер милосердия, где по его проекту, удостоенному на конкурсе 1-й премии, построено трехэтажное здание больницы и аптеки с церковью, а также все жилые помещения сестер и служащих общин. Женская больница на 36 коек была спроецирована по линейной системе и имела 7 палат. Были открыты и особые палаты для заболевших сестер. После данной реконструкции здания общины приобрели облик, сохранившийся до наших дней. В здание женской больницы, на третий этаж, под колокольню, была перенесена вместе с иконами прежняя больничная церковь, вновь освященная 25 января 1892 епископом Выборгским Антонием. Роспись в ней исполнил С. И. Садиков. В церкви находилась икона, пожалованная императрицей Марией Александровной, женой Александра II, с ликом Спасителя и красным крестом под ним. На серебряной доске имелась надпись: «Санкт-Петербургской Свято-Троицкой общине сестер милосердия во воспоминание усердных трудов и сердобольного служения».

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

Со стороны Дегтярной ул.

Церковь Свято-Троицкой общины, восстановлена. 2009 г.

Фото - Наталия, 2009 г.,  Mary, 2008 г.

 

После революции (в 1920 г.) Свято-Троицкая община сестер милосердия прекратила свое существование, однако лечебные учреждения продолжали функционировать. Они получили название - Больница им. 5-летия Октябрьской революции. Церковь закрыли в мае 1922 г.

 

В 1931 г. на ее базе больницы открыта первая в городе станция переливания крови. К маю 1932 г. станция была преобразована в Ленинградский институт переливания крови. С 1938 г. по настоящее время этот институт располагается в здании по 2-й Советской, 16. С 1993 г. он носит название Российского НИИ гематологии и трансфузиологии.

 

Распространенная ошибка - считать, что Общины сестер милосердия прекратили свое существование после 1917 г. Петербургский историк Мария Кунките уже несколько лет назад доказала и сообщила об этом публично, что ликвидация Общин относится уже к 1920 г. Другое дело, что лечебные заведения при Общинах в конце 1917 г. должны были перейти к Петроградской Больничной кассе, а в 1918 г. их стали передавать уже в Комздрав. Однако не все перешли: при некоторых Общинах (именно при Общинах) продолжали действовать лазареты. Сестры же милосердия хотя и существовали в труднейших условиях, продолжали служить - уже за плату - в муниципализированных и национализированных лечебных заведениях как на территории Общин, так и в Петрограде и за его пределами. При Общинах жили и призреваемые сестры. (добавил - рина)

(М. И. Кунките. Проблемы источниковедения и историографии истории отечественной медицины и здравоохранения // Материалы 1-й Санкт-Петербургской городской открытой научно-практической конференции по вопросам истории и развития сестринского дела и среднего медицинского образования в России / Сост. М.И. Кунките. СПб., 2006. С. 5-9.; Она же. Петербург - «разсадникъ» сестринского дела в России: (к 135-летию со дня основания Общины сестер милосердия св. Георгия) // История Петербурга. 2005. № 6. С. 32-36. Эта инф-ция висела и на сайте Покровской общины omophor.ru)

 

 

«В связи с совершившимися событиями», в силу материальных причин и, что важно, с благословения принцессы Ольденбургской, Свято-Троицкая община решила войти в систему учреждений РОКК, сохранив, впрочем, определенную автономию. На сегодняшний день точный день вступления Общины в ведение РОКК установить не удалось, но, по косвенным данным, это произошло в июне 1917 г.

Обращение Комитета Общины в ГУ РОКК состоялось 14 марта 1917 г., и уже через три дня Община отправляла в ГУ пакет документов, необходимых для рассмотрения ходатайства. Впрочем, в сопроводительной бумаге подчеркивалось, что устав Общины, утвержденный еще в 1844 г., давно устарел и потерял свое значение как руководящее начало определения деятельности Общины. 

 

Значительные пожертвования г-на Мезенцева позволили ей расширить свою благотворительную работу, выйдя за предусмотренные уставом рамки. Мало того что часть первоначальных отделений были упразднены (например, отделение кающихся магдалин), изменениям подверглись и другие параграфы устава.

Больница от 25 заявленных кроватей выросла до 106 (как бесплатных, так и платных), а с августа 1914 года была переоборудована в лазарет на 235 кроватей, в т.ч. 50 офицерских мест. Амбулатория, когда-то занявшая одну комнату, заметно разрослась. Выросли и медицинские штаты Общины: когда-то ее обслуживал 1 врач, ныне под руководством старшего врача служили 6 ординаторов и 50 амбулаторных врачей. Впрочем, в свое время штат Общины был утвержден покровительницей в виде опыта сроком на 3 года.

Все названные изменения происходили с соизволения покровительницы Общины по докладам Попечителя. Попытки Комитета (с 1911 г.) изменить устав по неизвестной причине не находили одобрения Попечителя.

 

Для рассмотрения вопроса о вступлении Свято-Троицкой общины сестер милосердия при ГУ РОКК была создана специальная комиссия, которая и призвана была найти приемлемое для обеих сторон решение. Комиссия 15 апреля 1917 г. предложила Общине принять Нормальный устав Общин сестер милосердия РОКК с теми изменениями, которые укажет Община и которые будут возможны для РОКК. Однако еще до окончательного разрешения вопроса Свято-Троицкой общине было предложено направить своих выборных представителей (3-х врачей и 3-х сестер) для участия в избрании представителей врачебного и сестринского персонала петроградских Общин в работе Комиссии пособий, выдаваемых врачебно-санитарному персоналу КК, при ГУ (26 апреля 1917 г.).

 

Последний по хронологии из установленных нами документов по вопросу о вхождении Общины в ведение РОКК относится к 3 июня 1917 г. В нем Община дает согласие на принятие ею Нормального устава Общин сестер милосердия РОКК с некоторыми уточнениями. Средства и имущество Общины остаются в её ведении. Управляется Община по-прежнему не Попечительским советом (который не создать за малочисленностью членов), а Комитетом под председательством попечительницы, из лиц администрации и членов Комитета, при участии выборных сестер милосердия. Сестры, отслужившие в Общине 25 и более лет, по-прежнему будут призреваться в существующем покое при Общине, а при невозможности держания такового - при покое в Царском Селе, где по духовному завещанию благотворителя Общине оставлены дом и земля для убежища сестер Свято-Троицкой общины.

Факт вхождения Свято-Троицкой общины в РОКК подтверждает и ее письмо в ГУ от 19 сентября 1917 г. В ответ на циркулярное указание ГУ Общинам о нашивании КК на косынки сестер сообщается, что в Свято-Троицкой общине косынки не носятся на лбу и, значит, «нашитый на их переднюю часть КК будет весьма мало заметен». Последующие по времени исходящие из Общины бумаги также свидетельствуют о нахождении ее в составе РОКК. Кстати, из них мы узнаем также, что события Октября 1917 г. не только не поставили точку на истории Общин, но и не стали препятствием для их дальнейшего развития в течение некоторого времени. Так, в названном архивном деле обозначены прошения от 4-х гражданок (М. Лигор, А, Евдокимовой, К. Парамоновой, А. Филипповой) от 30 декабря 1917 г. о принятии их в число испытуемых сестер Общины.

 

В пользу дальнейшей деятельности Свято-Троицкой общины сестер милосердия, равно как и Покровской, в составе РОКК говорят и документы советского периода. Сохранились, например, сметы Петроградской коллегии КК на содержание Общин сестер милосердия за разные периоды 1918 года, где в числе прочих Общин КК в районе Петроградской Трудовой коммуны расписано содержание Покровской и Свято-Троицкой общин. Из документов следует, что хотя и с опозданием, выплаты Общинам производились. В дополнительной смете от 2 октября 1918 г. даны расчеты по содержанию лазарета Свято-Троицкой общины на 200 коек, обслуживаемом 51 человеком. Дополнительная смета по содержанию лечебных заведений и учреждений Петроградской коллегии КК на 2-е полугодие 1918 года предусматривала расходы на 6 призреваемых в богадельне при Покровской общине из расчета  200 руб. на 1 призреваемого.  Смета на содержание учениц в июне-августе 1918 года включала в себя расходы на 82 учениц при петроградских Общинах, в т.ч. 16 - при Свято-Троицкой. Имеются также указания на лазарет на 50 коек при Покровской общине для сестер милосердия, находящийся в ведении Коллегии КК, с персоналом из: 1 врача, 1 старшей сестры, 3-х сестер милосердия, 4-х сиделок.

(См.: Кунките М.И. К вопросу о вхождении петроградских Покровской и Свято-Троицкой общин сестер милосердия в состав РОКК // Материалы Открытой городской научно-практической конференции «Вопросы участия среднего медицинского персонала в крупных и локальных военных конфликтах XIX-XXI вв.» / Ред.-сост. М.И. Кунките. СПб., 2009. C.18-21.)

 

На базе Свято-Троицкой общины с.м. КК была открыта в июне 1920 года Нормальная школа с.м. им. Маклина.   (Данные из ЦГА СПб. предоставлены М.И. Кунките).

 

 

1928:  Больница в память 5-летия Октябрьской революции   ([124]. С. 30 )

1973: Научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови   ([211]. С.124)

1988:  Научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови   ([125]. С.166 )

 

 

В 2001 г. дом включён КГИОПом в "Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность" (2047).

  • фото

    Церковь.
    Вид с Дегтярной ул.

  • фото

    Фото - Виктор М,
    03.2014.

26 комментариев
7247 просмотров
Добавил: Наталия, 12 Декабря 2008, 21:12
Редактировано: 2 Марта 2015, 01:00
Оцените:
(18 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='http://www.citywalls.ru/house3421.html' target='_blank'>Свято-Троицкая община сестер милосердия - НИИ гематологии и трансфузиологии на Citywalls.ru</a>
Всего 26 комментариев
  • 26 Апреля 2016, 19:46

    23.04.2016. Дворовый фасад, фрагмент. Вид с 3-ей Советской

  • 28 Июля 2016, 13:50

    Бюллетень Ленгорисполкома, № 20, 1974

    Об установлении мемориальной доски академику А.Н. Филатову

    Исполком Ленгорсовета разрешил Ленинградскому научно-исследовательскому институту гематологии и переливания крови установить мемориальную доску академику А.Н. Филатову на доме № 16 по 2-й Советской улице со следующим текстом:

    «В этом здании с 1939 по 1974 год работал видный ученый-хирург – академик Антонин Николаевич Филатов».

    Описание доски

    http://www.encspb.ru/object/2805548644?dv=2853872336&lc=ru

  • 28 Июля 2016, 19:36

    1924, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1931, 1932: Больница Володарского р-на в память пятилетия Октябрьской революции, 2-я Советская (б. 2-я Рождественская), 16. («Весь Ленинград - 1924". С. 102), («Весь Ленинград - 1925". С. 101), («Весь Ленинград - 1926". С. 101), («Весь Ленинград - 1927". С. 102), ("Весь Ленинград и область - 1928», С. 122), ("Весь Ленинград и область - 1929», С. 101), («Весь Ленинград и область - 1930". С. 111), («Весь Ленинград - 1931". С. 119), («Весь Ленинград - 1932". С. 110).

    1933, 1934, 1935: Больница Володарского р-на в память пятилетия Октябрьской революции, 2-я Советская, 16. («Весь Ленинград - 1933". С. 379), («Весь Ленинград - 1934". С. 360), («Весь Ленинград - 1935". С. 428).

    1937: Больница в память 5-летия Октябрьской революции, 2-я Советская, 16. («1937- Ленинград список абонентов", С. 207).

    1939: Больница памяти 5-летия Октябрьской революции, 2-я Советская, 16. («Ленинград - 1939", с. 314).

    В 1939 году Научно-исследовательский институт переливания крови (ЛИПК) находился по адресу пр. Москвиной, 1,

    1940: Научно-исследовательский институт переливания крови (ЛИПК), 2-я Советская ул., 16. («Ленинград - 1940", с. 399).

    1965: Научно-исследовательский институт переливания крови, 2-я Советская ул., 16. ([108], с. 77).

    1973: Научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови, 2-я Советская ул., 16. ([211], С. 124).

    1976: Клиника института гематологии и переливания крови, 2-я Советская ул., 16. («Краткий справочник ЛГТС-1976", с. 141).

    1978, 1982, 1988: Научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови; Клиника института гематологии и переливания крови, 2-я Советская ул., 16. (Список абонентов ЛГТС-1978", с. 92, 105), («Список абонентов ЛГТС-1982", с. 87, 98), ([125], с. 166, 188).

     

  • 7 Октября 2017, 00:09

    ДОНОРСТВО КРОВИ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ

    На момент начала и на протяжении всей Великой Отечественной войны служба крови в Ленинграде была представлена Ленинградским институтом переливания крови (ЛИПК), ныне – Российский научно-исследовательский институт гематологии и трансфузиологии. Основной задачей института на весь период войны стало бесперебойное и безотказное снабжение военных и гражданских медицинских учреждений консервированной кровью и кровезамещающими растворами. Имея опыт по массовой заготовке крови в годы войны с Финляндией (эта работа была отмечена награждением института в 1940 году правительственной наградой — Орденом Трудового Красного Знамени), коллектив института уже в первый день войны начал структурную перестройку.

    В день объявления войны началась эвакуация больных, находящихся в клиниках института, в другие лечебные учреждения города, и к вечеру 23 июня из 280 пациентов в институте для долечивания осталось только 30. В освободившихся помещениях хирургической клиники на третьем этаже были оборудованы дополнительные операционные для взятия крови у доноров. На втором этаже после эвакуации больных гематологической клиники расположился донорский отдел, в котором было увеличено число кабинетов для осмотра доноров, регистратура и лаборатория. Также были расширены остававшиеся на своих местах на первом и втором этажах сывороточная и серологическая лаборатории. 

    Директором института в период войны был Викентий Васильевич Кухарчик, который руководил и работой орготдела. Зам. директора по научной работе работал А.Н. Филатов, бывший одновременно и консультантом консервационного отдела. Донорским отделом, штат которого в наиболее напряженные периоды доходил до 110 сотрудников, руководила Л.Г. Богомолова, консервационным отделом со штатом до 105 человек — М.Е. Депп, сывороточной лабораторией — Т.Г. Соловьева (консультант — Н.И. Блинов). 

    В день объявления войны все сотрудники собрались в институте. Часть персонала с первого дня была мобилизована в ряды Красной армии, а наиболее квалифицированные сотрудники (главным образом заведующие отделениями и врачи) были бронированы для продолжения работы в институте. Персонал, освободившийся из закрытых клиник и лабораторий, но не мобилизованный в армию, был переведен в распоряжение производственных отделов. 

    Патриотический подъем среди ленинградцев был очень велик. С первого дня войны в институт шла масса людей, которые хотели сдать кровь и в такой форме выполнить свой долг перед Родиной. К 14 часам 22 июня при донорском отделе было открыто справочное бюро, а утром следующего дня функционировало не 3, а 6 кабинетов для обследования доноров. К 19 часам 22 июня было заготовлено 70 литров консервированной крови, что дало возможность полностью удовлетворить первое требование армии в отпуске консервированной крови. Следует отметить, что и в дальнейшем в течение всей войны ни разу не было отказа в отпуске требуемых количеств консервированной крови как для нужд фронта, так и для тыловых госпиталей. 

    Число желающих сдать кровь было так велико, что в институте пришлось организовать своего рода диспетчерскую службу, которая совместно с представителями Красного Креста регулировали поток доноров. Пропаганда донорства в первые месяцы войны проводилась сотрудниками института путем выступлений на радио, а также чтением лекций. Такие лекции заканчивались обычно массовым определением групп крови у всех присутствующих. В дальнейшем агитировать за дачу крови уже не приходилось. Ни вражеские налеты и артобстрелы, ни большие расстояния и отсутствие транспорта, ни холод, голод и темнота — ничто не останавливало доноров от прихода в институт. В 1941 г. в донорском отделе было записано в доноры почти 36 тысяч ленинградцев, в 1942 г. — почти 57 тысяч, а в 1943—44 гг. — по 34 тыс. человек. 

    В первые 3 месяца войны работа в институте проходила в относительно спокойной обстановке, что позволило наряду с заготовкой крови провести целый ряд организационных мероприятий по подготовке института в условиях работы в прифронтовой полосе. В подвальном помещении было подготовлено бомбоубежище, окна, выходящие на Дегтярную улицу и 3-ю Советскую, были наглухо заделаны. Это помещение, полностью изолированное от дневного света, предполагалось использовать при необходимости в качестве операционной для взятия крови. С персоналом института проводились занятия по ГО, сотрудники были разбиты на бригады и по сигналу «Воздушная тревога» все занимали свои места. 

    8 сентября состоялся первый вражеский массовый налет на Ленинград с использованием противником зажигательных бомб. На здание института упало 10 зажигалок, которые были сброшены сотрудниками и не успели причинить ущерба зданию. Позже в сентябре от разрывов фугасных бомб в Смольнинском районе в институте было выбито до 75% стекол. Ставшие ежедневными налеты и артобстрелы сделали невозможным заготовку крови в прежних условиях, и операционные для взятия крови и часть донорского отдела были переведены в бомбоубежище и в полуподвальное помещение, что дало возможность работать в более безопасной и спокойной обстановке. 

    В начале января 1942 года в связи со снижением интенсивности налетов и артобстрелов операционные были переведены в помещения на первом этаже с окнами на север, как более безопасными при артобстрелах. Вскоре после начала обстрелов города в подвальном помещении было оборудовано общежитие для сотрудников, проживающих далеко от института. Этим общежитием пользовались и сотрудники, которые не имели возможности жить в домах из-за отсутствия дров, света и воды, а также те, чьи дома были разрушены. Поскольку мест в общежитии для всех не хватало, дирекция разрешила сотрудникам оставаться на ночь в помещениях лабораторий и кабинетов. Эти мероприятия, безусловно, сохранили жизнь многим сотрудникам. 

    Во время первого массированного налета на Ленинград сгорели продовольственные Бадаевские склады, что негативно отразилось на питании населения города. С ноября 1941 года началось массовое недоедание, в декабре на карточку служащего и иждивенца выдавали знаменитые 125 грамм хлеба, а на рабочую карточку — 250 граммов. 
    Началось истощение доноров, что заставило уменьшить разовую дозу взятия крови до 170 мл. Только в 1943 году доза была увеличена до 200 мл, а в 1944 — до 250 мл. 

    С целью поддержания сил и улучшения здоровья доноров по ходатайству института Военный Совет Ленинградского фронта вынес специальное решение о дополнительном снабжении доноров после сдачи крови. С 20 декабря 1941 года доноры начали получать спецпаек — из расчета на день: 200 г белого хлеба, 30 г сахара, 30 г животного масла, пол-яйца, 25 г кондитерских изделий, 30 г крупы. Выдавался паек подекадно. 

    В декабре прекратилась подача электроэнергии. В городе остановились трамваи, погас свет. В институте в связи с дефицитом керосина и свечей приходилось работать при скудном свете коптилок и летучих фонарей. Некоторые производственные процессы были переведены на печное отопление. Так, электрические стерилизаторы в одну ночь были вмазаны в плиты для дровяного отопления. Для поддержания необходимой температуры в термостатах их обкладывали нагретыми на плитах кирпичами. С целью экономии дров в помещениях всего института были поставлены небольшие печи-буржуйки. Подача электроэнергии возобновилась только в феврале 1942 года, и только на несколько часов в сутки. В конце декабря из-за аварии водопровода прекратилась подача воды, и воду стали привозить на санках с Невы. 

    В течение первых месяцев войны заготовка крови проводилась в стандартные емкости — банки на 500 мл и ампулы на 250 мл и с соблюдением обычных групповых соотношений, а в качестве консерванта использовался глюкозо-цитратный раствор. С началом блокады (сентябрь 1941) длительный срок хранения консервированной крови стал не нужен и вплоть до 1943 года кровь заготавливали на 6% растворе цитрата в соотношении 1:4. Только в 1943 году заготовка крови стала осуществятся на предложенных А.Н.Филатовым растворах. 

    Также с сентября 1941 года институт почти полностью перешел на заготовку крови группы 0(1). Этот переход был вызван следующими соображениями: безвредностью переливания крови универсальной группы, невозможностью перепутывания групп крови при заготовке и переливании, облегчении переливания крови на фронте, достаточным числом универсальных доноров. Консервированная кровь других групп заготавливалась только по предварительным заказам для гражданских лечебных учреждений и для нужд института. Кровь группы AB(IV) использовалась для заготовки плазмы. 

    Больше текста здесь: https://www.miloserdie.ru/article/donorstvo-krovi-v-blokadnom-leningrade/

    Фото взяты тут: http://transfusion-web.ru/donorstvo-krovi-v-blokadnom-leningrade

     

  • 22 Апреля 2018, 19:35

    Фильм "Блокадная кровь. Генетика".

    https://www.youtube.com/watch?v=JLKM_3WTU2I

    Получается, что с 1932 по 1993 г.г. организация называлась "Ленинградский институт переливания крови" ("ЛИПК"). 

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 27168
Готовится: 180
Посетители
Гостей: 149
Всего сегодня: 3481