Публикация

Мемориальный комплекс "Морякам-Авроровцам"

Здание на карте
фото
Можайский
Нагорный парк, 1
Архитекторы: Ленпроект
Левенков А. Д.
Год постройки: 1984
Стиль:

Фото - Влада, 06.2017

Мемориальный комплекс «Морякам-Авроровцам»

г. Красное Село, п. Дудергоф, Нагорный парк, б/н

пам. регион. значения

1984 -  мастерская № 9 Ленпроекта, арх. Левенков А. Д., конструкторы мемориала В. Д. Синьков, А. Д. Нелипа, М. И. Цветков, В. С. Порхунов.

 

Памятник находится на территории Петербурга, но при этом статус объекта культурного наследия присвоен решением органов власти Ленинградской области.

 

  • фото

    Местоположение памятника
    на схеме РГИС

Выполнен по проекту архитектора мастерской № 9 Ленпроекта А. Д. Левенкова. Общественными инициаторами строительства, приуроченного к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне выступили: ветеран ВОВ, военврач батареи, вдова А. В. СмаглияА. Г. Павлушкина, ветеран ВОВ, её второй супруг — В. П. Туркин. Вместе с ними - архитектор А.Д. Левенков. Поддержку так же оказывал филиал ЦВММ на крейсере "Аврора" и Райком КПСС Красносельского района гор. Ленинграда.

 

 Трудились на строительстве воины в\ч 14108 (добровольно, в свободное от несения боевой службы и учёбы время, по согласованию с командованием части), курсанты Военно-политического училища ПВО имени Ю. В. Андропова, воины Ленинградского гарнизона, студенты строительных отрядов, шефы совхоза им. Жданова, школьники, взрослые жители Можайского, Красного Села и Ленинграда.

 

До 1960-х годов не имеется информации о каком-либо увековечивании памяти погибших моряков-артиллеристов на этом месте. По фотоснимкам в фотоальбоме А. Г. Павлушкиной тех лет можно увидеть, что станина была почти полностью скрыта землёй и бурьяном, в её центре лежали фрагменты бытового мусора, неопределённые обломки.[3]

Основные работы начались в начала 1960-х, когда на места боёв стала приезжать выжившая в бою батареи «Аврора» военврач и вдова казнённого фашистами авроровца, командира 5-го орудия, Смаглия А.В. — Павлушкина А. Г. Она общалась с местными жителями, учениками 289-й можайской школы, рассказывала о произошедшей в этих местах трагедии и героическом бое моряков. Первый фанерный памятник на этом месте появился уже в 1963-м году, построен учениками 289-й можайской школы. К 20-летию Победы он был выполнен из металла, и до сих пор сохраняется в составе мемориального комплекса, находится над артиллерийским двориком. В то время мемориала ещё не существовала как такового, стела стояла на песчаном уступе, под ней из земли слегка выглядывали штыри станины 1-го орудия.

Исходя из воспоминаний Павлушкиной А. Г., в 1963 году ею было написано письмо Министру Обороны СССР Малиновскому, в котором она описала судьбу батареи и просила в целях увековечения их памяти — построить мемориальный памятник. Из Министерства Обороны СССР письма было переслано в Горвоенкомат Ленинграда, оттуда в Райвоенкомат, а Райвоенкомат переслал его в ленинградское похоронное бюро, откуда последовал ответ, что памятник Павлушкина А. Г. может построить на собственные средства. Таких средств у врача поликлиники Балтийского завода не было.

В 1978 году женщина написала аналогичное письмо в Горком КПСС. Там, инспектор Горкома, бывший ученик 289-й Можайской школы, активный "красный следопыт", показал ей уже существующее решение секретаря Партии по Идеологической работе — тов. Ждановой, о постройке мемориального памятника морякам — артиллеристам на месте их гибели, у первого боевой позиции орудия номер 1 батареи «Аврора». Однако, по неизвестным причинам, это решение тов. Ждановой так же выполнено не было.

В начале 1984 года вышло постановление Партии и Правительства СССР, что к 40-й годовщине Победы над фашистской Германией необходимо благоустроить и привести в надлежащее состояние захоронения всех воинов, погибших в Великой Отечественной войне. Вдохновлённая таким решением, А. Г. Павлушкина обратилась к нач. корабельного музея крейсера "Аврора", капитану 2-го ранга Гарбунову. Гарбунов выслушал её предложение о создании памятника и согласился с ней. В 1984-м году на общественных началах была создана инициативная общественная группа в составе: участницы боевых действий артбатареи «А» Павлушкиной А. Г., архитектора Мастерской Ленпроекта № 9 Левенкова А. Д., старшего строителя, — ветерана ВОВ ВВС Краснознаменного Балтийского флота Туркина В. П. (второго супруга А. Г. Павлушкиной)[

С первых дней создания группа активно начала военно-патриотическую работу со школьниками, гражданским населением, воинами СА. Ветеран ВОВ В. П. Туркин обратился лично к военному коменданту Красносельского гарнизона майору Приказчикову, рассказав о строительстве мемориала на общественных началах. Майор Приказчиков положительно отнёсся к решению этого вопроса, а разрешил воинам-комсомольцам, в свободное от несения воинской службы и учёбы время — вложить свой труд в строительство мемориала. Основную роль в этом сыграли воины в/ч 14108, расположенной за г. Кирхгоф, там же, их силами, в 1988 году был построен четвёртый мемориал, в основу которого легла найденная в поле станина 5-го орудия, которым командовал А. В. Смаглий до своего последнего боя.

Основные работы начались уже в первых числах марта 1984 года, когда добровольцы начали расчищать площадку вокруг станины 1-го орудия от снега и мусора, вскрыли арт.дворик. В перерывах между работами с солдатами и населением А. Г. Павлушкина проводила военно-патриотические, исторические беседа, постоянно, ежедневно бывала на строительстве мемориала, в конечном счёте поселившись в одной из пустующих комнат можайской школы до окончания строительства.

Однако, в апреле 1984 года произошло событие, доставившее много переживаний создателям мемориала. Внезапно, Красносельский Райком КПСС запретил арх. Левенкову А. Д. строить мемориал у Ореховой горы, у 1-го орудия, на месте героической гибели и казни сожжением непокорённых фашистами батарейцев, и перенести мемориал к 289-й школе, которая расположена в полукилометре от огневого рубежа батареи. В связи с данным решением, считая его несправедливым, А. Г. Павлушкина позвонила и пришла на приём к 3-му секретарю райкома партии по идеологической работе И. А. Скрябиной. В кабинете присутствовали: начальник райвоенкомата, художник и другие лица (в рукописи — «иные фамилии не запомнила»). Скрябина доложила, что решением Райком КПСС постановлено мемориальный памятник морякам-артиллеристам артбатареи «А» строить у школы 289, а строительство на месте орудия № 1, — прекратить. Все присутствовавшие молчали, вопросов не задавали. Тогда Павлушкина взяла слово, рассказала о подвиге авроровцев, о том, что решение Райкома КПСС ошибочно. В этот момент в кабинет вошёл Председатель Исполкома Красносельского р-на Федченко и в жесткой форме поддержал позицию Скрябиной и Райкома КПСС. Он сказал (точная цитата слов Федченко из неизданной рукописи А. Г. Павлушкиной, с сохранением орфографии):

«В ответ Федченко громогласно заявил: «памятник будет построен у школы, а на месте, где стояло Орудие, там будут парники». На такое бездушное решения председателя исполкома я решительно заявила: «Ваше решение есть нравственное преступление !»

Возмутившись, Федченко пригласил всех к 1-му Секретарю Красносельского райкома КПСС Туманову. Придя к нему, Скрябина доложила, что Павлушкина не согласна с решением Райкома КПСС о переносе мемориала. Туманов в тот момент так же поддержал её позицию. Наступило молчание, никто не задавал вопросов и не высказывался. На вопросы Туманова нач. военкомата отвечал, по воспоминаниям Павлушкиной, размыто, «невразумительно». Павлушкина снова попросила слово и произнесла пламенную речь перед присутствовавшими. Все слушали её, опустив головы. Закончила она своё выступление словами:

«Все четыре года я находилась на фронте, в действующих военных частях на фронте, на передовой. Воевать было трудно, страшно, но воевать с равнодушными не легче! Мне больно говорить, я инвалид войны, мне, мне скоро будет 70 лет. Меня потрясает ваше равнодушие к павшим защитникам нашей Родины ! Поражает ваше равнодушие к их памяти ! И закончила я своё выступление словами поэта Николая Майорова — он писал: „Не думайте, что мёртвые не слышат, когда о них живые говорят“. Возможно, эти слова, погибшего на фронте молодого поэта разбудят вашу совесть !?»

После чего 70-летняя Павлушкина разрыдалась, Туманов стал её утешать, и сказал, что он лично отменяет решение Райкома КПСС о переносе мемориала к 289-й школе, и разрешает продолжить строительство на позиции 1-го орудия.

После этого положительного решения была проведена привязка мемориала к местности, вскрыты арт.дворик, траншеи и землянки. Был произведен подсчёт всех необходимых материалов (бетона, металл.конструкций и пр.). Был вырыт котлован для стального «бастиона» (описание см.ниже) из 9 символических орудий (бастион находится в составе мемориального комплекса у Ореховой горы). Каменистый грунт разрабатывали вручную добровольцы — воины из в/ч 14108 и других в/ч, физкультурники школ ДЮСШ, трудящиеся Ленинграда. Многие приезжали в выходные, кто-то, кто мог — после работы в будние дни. У Павлушкиной упоминается ведомость выхода добровольцев на работы по строительству мемориалов, ведомая ей, но в воспоминаниях, доступных в Музее Обороны и Блокады Ленинграда, она не присутствовала. В соответствии с решением Красносельского Райкома КПСС и Красносельского Исполкома, в присутствии Павлушкиной А. Г. и Левенкова А. Д., было проведено заседание вместе с руководителями Ленгорстроя Треста 102, Мостоотряда-19, УН-392, УНР-393 и Дорстроя ЖУ. Представители данных организаций получили от Федченко указание на общественных начала оказать посильную помощь в устройстве мемориалов. Ознакомившись с технической документацией и историей мемориалов, после опертивного совещания силами ЖУ-Дорстроя была построена асфальтовая дорога от 289-й школы до мемориала авроровцам у Ореховой горы. Дорога имела размеры — длина 400 м/п, ширина 5 м/п. УНР-392, УНР-393 и  Трест 102 отпустили с доставкой своим транспортом железобетонные конструкции для фундаментов, лестницы-марши, дорожные плиты, поребрики и пр. Морские цепи, кнехты, якоря и другие детали благоустройства безвозмездно предоставили заводы Ленинграда после ходатайств командования крейсера "Аврора" и командования в\ч 14108. С их письмами ветеран ВОВ В. П. Туркин смог получить от: Судоразделочного завода — 300 м\п морских цепей и два морских якоря. От Завода ПТО им. Кирова — 24 кнехта из стальных труб Ф 22 см. Таким же образом (безвозмездно) были проведены работы по гравировке и тиснению укрепленных впоследствии на стеле и мемориале латунных хромированных пластин.

Использован фрагмент текста из Википедии с сокращением, дата обращения 03.07.2017

 

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Памятник "Взрыв", вид от
    памятника Авроровцам

  • фото

    Фото - Влада, 06.2017.

  • фото
  • фото
  • фото

    Фото - K_Samarina ,
    10.05.2015.

Решением Леноблисполкома № 189 от 16.05.1988 по настоящее время мемориал является объектом культурного наследия регионального значения код памятника: 4701075001

0 комментариев
864 просмотра
Добавил: Виктор М, 3 Июля 2017, 11:32
Редактировано: 10 Января 2018, 13:16
Оцените:
(3 голоса)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='http://www.citywalls.ru/house28410.html' target='_blank'>Мемориальный комплекс "Морякам-Авроровцам" на Citywalls.ru</a>
Комментарии
Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 28082
Готовится: 206
Посетители
Гостей: 196
Всего сегодня: 670