Публикация

Доходный дом А. Л. Лишневского (по Полозовой ул.)

Здание на карте
фото
Ленина ул., 41
Полозова ул., 28
Архитекторы: Лишневский А. Л.
Турковский С. Я.
Год постройки: 1912-1913
Стиль: Неоклассицизм

Фото - yuri.sedunov  2010 г.

Собственный дом архитектора А. Л. Лишневского  (1868-1942 )

ул. Ленина, 41 - Полозова ул., 28

1912-1913 - арх. Лишневский Александр Львович, при участии Турковского С. Я.

 

        см. ул. Ленина, 41

 

  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото
  • фото

    Фасад по Полозовой ул.
    Фото - Mary 2008 г.

  • фото

    Фасад по ул. Полозова

  • фото

    Арка с ул. Полозова.
    Фото - Прохожий.

 

 

 

В 2001 г. включён КГИОПом в "Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность" (1301)

  • фото

    Правая парадная
    по ул. Ленина

  • фото

    Барельефы и
    неоклассические колонны.

  • фото
  • фото

    Витраж в окне
    второго этажа.

  • фото
  • фото

    Фото - Фёдор Грибков, 2010

1 комментарий
3179 просмотров
Добавил: Shuba, 3 Апреля 2008, 00:40
Редактировано: 1 Января 2015, 16:22
Оцените:
(4 голоса)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='http://www.citywalls.ru/house13561.html' target='_blank'>Доходный дом А. Л. Лишневского (по Полозовой ул.) на Citywalls.ru</a>
Всего 1 комментарий
  • 2 Января 2015, 22:19

    "Летом 1912 г., в разгар строительства домов в Геслеровском пер., Лишневский покупает сквозной участок, выходящий на две параллельные улицы – Полозову и Широкую (современный адрес – ул. Ленина, 41/Полозова ул., 28). Сломав старые деревянные строения, домовладелец собирался построить каменный 3-эт. флигель, но в середине августа составил проект более крупных зданий. К началу сентября 1912 г. на руках у Лишневского было разрешение на возведение двух каменных 5-эт., а частью 6-эт. лицевых домов и двух же 6-эт. флигелей. В работе над проектом Лишневскому помогал архитектор Абрам Лейбович Берлин[i], производителем работ был С. Я. Турковский, который называет себя и автором корпуса по Полозовой ул., 28[ii]. Уже осенью 1913 г. постройка была окончена. В ноябре 1913 г. техническая контора инженера Матео установила в доме Лишневского «подъёмную машину»[iii], а к декабрю 1913 г. в доме уже было два лифта[iv].

    Осенью же 1913 г. Лишневский поселился в своём новом доме, но в начале декабря комиссия, осматривавшая строение для выдачи удостоверения «на впуск жильцов», нашла некоторые нарушения, допущенные при строительстве. Оказалось, что архитектор-домовладелец, лично руководивший постройкой, значительно изменил фасады, превысил допустимую законом высотность, не завершил устройство канализации, занял воротный проезд на боковой двор не предусмотренными в проекте помещениями. Последствия несоответствия постройки строительному законодательству архитектор-домовладелец ощутил сразу же: испрашиваемая им в ноябре 1913 г. ссуда под залог дома была уменьшена, потому что 7-ой этаж, как превышающий предельную высоту 11 саженей, не был введён в оценку[v]. В марте 1915 г. судебный следователь с пометой «Срочно» требовал уведомить его, когда была разрешена постройка и когда она закончена[vi]. Оказывается, домовладелец за год так и не привёл свой дом в вид, соответствующий строительному законодательству. Осенью 1915 г., в ходе судебного разбирательства, Лишневский признал себя виновным в том, что превысил допустимую высоту корпуса, выходящего на Широкую ул. и занял воротный проезд на боковой двор гаражом. Но своё право возвести надворный 7-эт.флигель, превышающий предельную высоту, он упорно отстаивал: ведь он со стороны Полозовой ул. сделал отступ, расширив проезд. Эксперт разъяснил, что доводы подсудимого не заслуживают уважения, т. к. «правильное толкование закона не может привести к абсурду». Никто не в праве, сделав отступ от улицы, построить на этом основании дом, который «будет закрывать свет противоположному дому». Лишневский не признал нарушением и возведение «по бокам средней части каменного лицевого дома, выходящего на Полозову, сверх пяти этажей» ещё 6-го этажа в виде двух построек. Эксперт терпеливо разъяснял нарушителю что «жилое помещение, устроенное в верхнем этаже, имеющее три окна, должно считаться этажом, хотя бы это помещение было отделено интервалом от другого такого же помещения». Приговор гласил, что Лишневский обязан заплатить денежное взыскание 30 руб., которое при несостоятельности будет заменено арестом на 6 дней за каждый проступок. Кроме того, подсудимый должен привести строение в состояние, соответствующее строительному законодательству. В марте 1916 г. Лишневский пытался убедить власти, что «вследствие явного недоразумения, окружной суд приговорил сломать то, что мне однажды уже было разрешено». Архитектор составил проект, примиряющий существующее строение с требованием закона, и в конце марта чертежи эти были, наконец, утверждены[vii]. К началу ХХI в. дом подошёл таким же, каким он был в период судебных разбирательств начала века ХХ: и надворный флигель остался 7-этажным, и две надстройки со стороны Полозовой ул. остались на своих местах, и воротный проезд на боковой двор по-прежнему занят гаражом. Гаражи, которых в доме два, были тёплыми: в воротном проезде, кроме гаража, размещались и отопительные приборы. И комната для «шоффера», и художественные мастерские в 6-м этаже, как и все другие помещения этого обширного строения, были оборудованы центральным отоплением. В ванны и умывальники централизованно подавалась горячая вода[viii].

    Дом был построен согласно передовым взглядам начала ХХ в. в смысле пространственной организации жилых построек. На страницах журнала «Зодчий» вплоть до 1917 г. поднимались вопросы «об осветлении дворовых квартир». Стремление домовладельцев извлечь максимальный доход из своей собственности приводил к появлению «могильных квартир», в которых «давящие высокие стены узкого колодцеобразного двора гнетут всё живое»[ix]: строительное законодательство того времени позволяло застраивать участки очень плотно. Следуя прогрессивным веяниям, в доме на Широкой ул. Лишневский создал не просто обширный внутренний двор, а настоящую крытую улицу, соединяющую две параллельные магистрали. Проезд проложен под сводами двух арок, которые не запирались воротами[x]. Арочные проезды напоминают своды величественных триумфальных сооружений Древнего Рима. Над аркой со стороны Широкой ул. стена на уровне последнего этажа изгибается, образуя неглубокую лоджию, над которой возвышались, по крайней мере, до 1949 г., две вазы[xi]. Со стороны Полозовой ул. по сторонам арки установлены колонны – образуется «римская архитектурная ячейка»[xii]. Завершается здание теми самыми кубическими постройками, которые были признаны не соответствующими строительному законодательству начала XX в. Уличные фасады украшены различным декором – тройная аркатура с парящими над ней крылатыми женскими фигурами; беседующие о чём-то пары в античных одеждах; вазы, раковины, маскароны... Дворовые фасады, оснащённые эркерами, оформлены хоть и скромнее уличных, но довольно представительно: пилястры, ниши, фактурная штукатурка. План дома ясен и чёток: две парадные лестницы выходят на Широкую ул., две, окна которых выведены на улицу – на Полозову. Все чёрные лестницы выходят в обширный двор-проезд и в небольшие дворы, размещённые у межевых границ соседних участков. Вестибюли парадных лестниц украшены аркатурой, продолжая «античную» тему дома. В начале XXI в. претерпел некоторые изменения, ставшие в последние годы, к сожалению, традиционными: из окна первого этажа со стороны ул. Ленина была сделана дверь (Чепель А.И. Собственные дома архитектора Лишневского на Петербургской стороне // Открытые слушания «Института Петербурга»: ежегодные конференции по проблемам петербурговедения, 2007–2010 / ред. Н.В. Скворцова. СПб., 2010. С. 90–93).

     


    [i] ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 137. Д. 1226. Л. 3.

    [ii] ЦГАЛИ СПб. Ф. 341. Оп. 3. Д. 470. Л. 2, 3 об.

    [iii] ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 137. Д. 1226. Л. 7, 10, 12.

    [iv] Там же. Ф. 515. Оп. 1. Д. 4773а. Л. 47 об.

    [v] Там же. Д. 4773а. Л. 44.

    [vi] Там же. Ф. 513. Оп. 137. Д. 1226. Л. 11, 11 об., 14, 14 об., 15.

    [vii] Там же. Оп. 139. Д. 71. Л. 3, 3 об., 4, 4 об., 6, 12.

    [viii] Там же. Ф. 515. Оп. 1. Д. 4773а. Л. 50, 51, 52.

    [ix] Зуев В. К вопросу об осветлении дворовых квартир // Зодчий. 1917. № 3. С. 22.

    [x] ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д.&

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 26379
Готовится: 143
Посетители
Гостей: 31
Всего сегодня: 918