Публикация

Введения во Храм Пресвятой Богородицы собор . Часовня св. Александра Невского

Здание на карте
фото
Архитекторы: Тон К. А.
Год постройки: 1837-1842
Стиль: Неорусский

Собор Введения во Храм Пресвятой Богородицы

лейб-гвардии Семеновского полка

Утраченное здание

1837-1842 - арх. Тон К. А.

 

Часовня св. Александра Невского

1893-1894 - арх. Баранкеев С. А.

 

 

Высокий белый пятикупольный храм построен арх. К. А. Тоном в 1837-1842 гг. для Семеновского полка. Рельефы и иконы выполнены художниками из Академии художеств.

Церковь Лейб-Гвардии Семеновского полка

в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы

Полковой праздник 21-го ноября (по старому стилю)

Введенская лейб-гвардии Семеновского полка церковь располагалась на правой стороне Загородного пр., между Гороховой ул. и Введенским каналом. Первый период истории Семеновской полковой церкви, так же как и истории самого полка, принадлежит Москве. Первой полковой церковью Семеновцев была приходская церковь Введения в храм Пресвятой Богородицы в селе Семеновском около Москвы.

 

После перевода Семеновского полка из Москвы в Санкт-Петербург, весною 1745 г. был высочайше одобрен план обустройства в Семеновской солдатской слободе небольшой деревянной церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, который был освящен 20 ноября (по ст. стилю) 1746 г. Но церковь в слободе оставалась недолго, в 1764 г. храм перенесли на Большую Загородную ул. (Загородный пр.). В 1842 г. обветшавшая деревянная церковь была разобрана. Но сначала последовал высочайший рескрипт Николая I от 31 января 1837 г. о построении нового каменного храма на имя тогдашнего министра двора князя П. М. Волконского, который числился в списках полка. Затем Высочайше утвержден и комитет, под наблюдением которого происходила постройка храма, его возглавил князь Волконский……

 

План и фасад нового каменного храма были составлены арх. К. А. Тоном, которому было поручено возглавить и все работы по строительству. Закладка храма состоялась 22-го августа 1837 г., а освящение совершено 20-го ноября 1842 г. На построение новой церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, а также на ее отделку и снабжение иконами, ризницею, сосудами и прочей церковной утварью было потрачено около миллиона рублей, «из коих семьсот тысяч рублей были получены от щедрот Августейшего Шефа полка, Императора Николая Павловича, из собственного Его Величества кабинета».


Пятиглавый храм был выполнен в византийском стиле, имел три престола: главный - в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, южный - во имя Святого Благоверного князя Александра Невского и северный - во имя Святых праведных Захария и Елисаветы.


Иконостасы во всех приделах были деревянные, резной работы, золоченые. Для них были выполнены живописные работы , но в иконостасе правого придела большинство икон были перенесены из старой деревянной церкви. Новые живописные работы были произведены известными мастерами среди них академики Неф, Брюлов, Шебуев, Сазонов, профессора - Басин, Гобель-Цетелль, Марков и пр. В куполе храма по кругу располаголись 16 фресок: Спасителя, 12 апостолов и 3 святителей, которые были выполнены акад. Сазоновым.


Особого внимания в церкви заслуживали две исторические иконы в серебряных ризах, старинного греческого письма выполненные на деревянных досках - Нерукотворенного Спаса и Знамения Божией Матери, которые были помещены в главном алтаре по обеим сторонам запрестольного образа. Внизу каждой из них выгравирована одинаковая надпись: "Сей святый образ построен в дни благочестивыя державы при Царе Государе Петре Алексиевиче и при сыне его Государе Царевиче Алексии Петровиче всея России, а по обещанию полку Семеновскому, 1705 г.". Именно эти иконы, по свидетельству историков Семеновского полка, «постоянно сопутствовали Петру I в походах и воодушевляли Семеновцев в геройских битвах при деревне Лесной и под Полтавой». Из других святынь заслуживали особого внимания две плащаницы: одна по своей ценности (около 6 тыс. рублей), а другая - по своей исторической судьбе. Она была похищена французами в 1812 г. из какой-то, вероятно, Московской церкви, «плащаница сия была отбита у них казаками во время бегства Наполеоновской армии, при переправе через реку Березину, и передана, для благоговейного хранения, в церковь лейб-гвардии Семеновского полка».


К 1912 г. к числу достопримечательностей храма относились: «а) Семеновские мундиры Шефов полка, блаженной памяти Императоров: Александра I, Николая I и Александра II, - Высочайше пожалованные полку и, по распоряжению военного начальства, хранящиеся в церкви, в устроенных для того киотах; б) драгоценный фельдмаршальский жезл Великого Князя Николая Николаевича старшего, вделанный в стену и заложенный каменным стеклом и железною решеткою; в) гробницы над могильными склепами: светлейшего князя П. М. Волконского, который председательствовал в комитете по построению храма, бывшего командира полка графа В. П. Клейнмихеля; в нижней церкви, под сводами храма (во имя Св. Мученика Иакова) в левой стороне был особый склеп, где покоились кости убитых во время Московских мятежей трех нижних чинов. Над этой могилой была помещена художественная икона Спасителя в терновом венце, написанная Васнецовым и оцененная в 10 тыс. рублей. Тут же покоился прах бывшего командира полка генерал-майора Георгия Александровича Мина», убитого в 1906 г. революционеркой-террористкой.


К 1912 г. стены храма украшали четыре мраморные памятные доски с именами Семеновских офицеров, павших в битвах со времени сформирования полка. К 1917 г. прибавились памятные доски с именами погибших воинов в Первую мировую войну, но информация о них пока остается неизвестной.


С 1816 г. Введенская церковь была в ведомстве Обер-священника, а до этого времени в церковно-иерархическом отношении она подчинялась местной епархиальной власти. Точных юридических сведений о границах прихода не имелось. На основании же долговременной клировой практики принято было считать Введенским приходом часть города Санкт-Петербурга, лежавшую между Забалканским пр., Фонтанкой, Лештуковым пер., Ивановской, Николаевской и Звенигородской улицами и Обводным каналом (употребляемые названия улиц старые, на 1912 г.). «В черте этого прихода и у границ его располагалось 15 казенных или домовых церквей. При всем том, число прихожан обоего пола, бывающих у исповеди и Святого Причастия, простирается, по клировым ведомостям, за последние годы ( с нач. XX в. – по 1912 г.) до 6 тысяч. Все это, как и подобает окраине города, преимущественно простые чернорабочие люди.

(По материалам Г.А. Цитович. Храмы Армии и Флота. Историко-статистическое описание в двух частях. Пятигорск. Типо-литография А. П. Нагорова. 1913, добавил Natalia_Ant)

  • фото

    Вынос из собора знамени лейб-гвардии
    Семеновского полка во время
    парада.

  • фото

    Разграбленный храм.

Ежегодно храм жертвовал по 300 рублей на содержание полкового приюта для солдатских дочерей. В 1913 г. церковь получила статус собора. 8 марта 1932 г. собор Введение во храм Пресвятой Богородицы был закрыт, а в 1933 г. снесен. [44] Остается неизвестной судьба мраморных досок с именами погибших воинов за Отечесво.                                                                                      (добавил Natalia_Ant)

 

После революции памятник находился под охраной государства, но, несмотря на это, в 1934 г. был снесен. На его месте был разбит сквер.

 

На месте ресторана Макдональдс находилась часовня святого Александра Невского при Введенском соборе лейб-гвардии Семеновского полка, построенная в 1893-1894 арх. С.А.Баранкеевым.  (Student)

  • фото

    Сквер, разбитый на месте собора.
    Фото 1934 г.

  • фото

    Фото 1930-х гг.

  • фото

    Фото 2007 г.

  • фото

    Фото -
    Ладада,
    05.2017 .

Георгий Александрович Мин

родился в Петербурге 9 декабря 1855 г. в старинной дворянской семье, его отец был генералом. Мины - обрусевшие немцы, принявшие православие. После окончания классической гимназии Мин поступил вольноопределяющимся в легендарный Семеновский полк, с которым оказалась навечно связана его судьба. В рядах семеновцев он участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг., получив несколько боевых наград. В родной полк он вернулся командиром в самый канун революционной смуты 1905-1906 гг. Мин командовал своим полком 9 января 1905 г., когда была пресечена попытка захвата власти.

Но главная заслуга Мина перед Россией состоит в том, что именно благодаря его полку была отбита атака революции на Москву. Именно семеновцев послал Государь на помощь изнемогавшей от насилия и террора Москве. 15 декабря 1905 г., когда семеновцы прибыли из Петербурга в Москву, ситуация была критической, некоторые районы Первопрестольной находились под полным контролем революционных банд. За несколько дней порядок в Москве и на железной дороге вокруг города был наведен. За блестящее исполнение задачи Мин был произведен Царем в генерал-майоры и зачислен в Свиту Его Императорского Величества. Вожди революции не могли простить генералу расстройства своих планов. За ним началась настоящая охота террористов. Мин знал об угрозах в свой адрес, однако решительно отказался от предложения охранного отделения приставить к нему телохранителей. Он был убит на вокзале в Петергофе выстрелами в спину на глазах у жены и дочери. Мин был похоронен в полковой церкви рядом с могилами своих солдат, погибших при исполнении долга в Москве. После революции могилы и сам храм были уничтожены.»

(по материалам Русской линии, добавил Natalia_Ant)

  • фото

    Памятный знак
    на месте собора

  • фото
  • фото

    Памятный крест
    на месте часовни

  • фото

    Фото: Наталия
    19.02.2011 г.

  • фото

    Памятная доска на
    цоколе памятной колонны.

  • фото

    Фото - Анчар, 08.2016.

25 комментариев
12896 просмотров
Добавил: Mary, 20 Июня 2008, 19:53
Редактировано: 4 Февраля 2019, 20:28
Оцените:
(27 голосов)
Разместить ссылку у себя на ресурсе или в ЖЖ:
<a href='http://www.citywalls.ru/house1133.html' target='_blank'>Введения во Храм Пресвятой Богородицы собор . Часовня св. Александра Невского на Citywalls.ru</a>
Всего 22 комментария
  • 30 Декабря 2016, 10:21
    Ответ на "Захоронения были в нижнем приделе церкви. Как с ни" от Наталия

     Весной 1915 в нижней церкви было разрешено хоронить офицеров полка, павших на войне. В конце 1916 в ней был освящен мраморный иконостас по проекту В. Н. Боброва. По собранным сведениям, было погребено 26 человек, среди них командир полка генерал С. И. Соваж. Летом 1930 эти останки были перенесены на кладбище.

    (http://www.encspb.ru)

  • 30 Декабря 2016, 16:27
    Ответ на "..эти останки были перенесены на кладбище..." от vladimir-2013

     Ба-альшие сомнения...
    Несколько раз встречал такую информацию (правда иногда касающуюся только генерала) и безо всяких отсылок к документам, или хотя бы  свидетельства очевидцев.
    Понятно, что недоверие к такой гуманной акции обусловлено знанием других (и точно подтверждённых) знаний о разграблении могил, сожжением останков или просто сравниванием с уровнем земли.

    Так что информация про перезахоронение — скорей добросовестное (?) заблуждение.

  • 20 Декабря 2018, 00:21

    Наш собор был построен в царствование Николая I тем же академиком Тоном, который строил и Храм Христа Спасителя в Москве.

    В первые годы революции обе церкви были разрушены, отчасти но мотивам политическим, отчасти же потому, что, как, утверждали знатоки, ни та ни другая не имела художественной ценности.

    О художественной ценности судить не берусь. Возможно, что ее, действительно, не было. Но для нас, и офицеров и солдат, наш Собор представлял большую духовную ценность и то, что его срыли и сравняли с землей, всех нас, стариков, всех, кто его знал и в нем молился, больно ударило по сердцу. Это была одна из жестокостей революции, которые, как говорят, увы, без жестокостей не совершаются.

    Постараюсь описать наш собор, как его помню.

    Стоял он на Загородном проспекте, почти против Автомобильного переулка. Главный вход был со стороны Семеновского сквера, а к боковым дверям вели широкие ступени, подымавшиеся прямо с тротуара Загородного.

    Местоположение Собора было не очень выигрышное. Выходя боковым фасадом на улицу в густо застроенной части города, снаружи он [101] не производил большого впечатления, но зато внутри он был очень хорош. При входе особенно поражала его высота и стройность его размеров. Огромный средний купол покоился на четырех массивных колоннах, деливших церковь на обширную центральную часть и две боковых. На задних колоннах, на стороне, обращенной к алтарю, на высоте человеческого роста, висели старые полковые знамена, начиная с времен Петра.

    С правой стороны, считая от входа, за бронзовой решеткой у амвона, стояли знамена 2-го, 3-го 4-го батальонов и наш галерный флаг.

    В память военных подвигов, совершенных Преображенцами и Семеновцами на море, в 1908 году нашим двум полкам было дано по лодке, «Петровские боты», каждая лодка вместимостью на 30 человек при 8 гребцах. Команда на этих ботах была из 3 и 9 роты и из тех же рот офицеры. В обыкновенное время командир 3-ей роты и младший офицер 9-ой носили на погонах петровские золотые вензеля. А когда «выходили в море», что случалось один раз в году, весной, при открытии навигации, гребцы были одеты матросами. На корме развевался «галерный флаг», обыкновенный белый с синим крестом, «андреевский», которому отдавались почести, полагающиеся знаменам. Поэтому и в Соборе он висел вместе со знаменами.

    В двух колоннах, в особых ковчегах, за решеткой и под стеклом хранились золотые жезлы Семеновцев фельдмаршалов: вел. кн. Николая Николаевича (старшего) и князя П. М. Волконского. Фельдмаршалы эти были не так, чтоб уж очень боевые. Николай Николаевич, правда, командовал нашими войсками в Турецкую войну 1877–78 года. Князь же Волконский никогда ни в каких боях участия не принимал, даже в молодых годах, всю свою жизнь состоя при Александре I, сначала в свите, а потом министром двора. Но были у нас в полку и боевые фельдмаршалы: Суворов-Рымникский и Дибич-Забалканский. Их фельдмаршальские жезлы хранились, к сожалению, в других местах.

    Снаружи, рядом с папертью, был ход в нижнюю церковь, где стоял деревянный, разборный, писанный масляными красками, иконостас, служивший когда-то для походной церкви Александра I и побывавший с ним и под Аустерлицем и в Париже. До 1905 года нижняя церковь была необорудована и богослужений там не совершалось. В 1905 году в нижней церкви были похоронены тела трех чинов, убитых в Москве, и через несколько месяцев там же тело генерала Мина, убитого З. Коноплянниковой на Петергофском вокзале.

    Особенное значение церковь получила с тех пор, когда, с началом первой германской войны, в ней стали хоронить наших убитых офицеров. Все тела, которые удавалось вынести, в цинковых гробах, сделанных из патронных ящиков, привозились в Петербург и замуровывались [102] в бетонные саркофаги, которые располагались во всю ширину церкви, рядами. К 1917 году ими была занята почти вся нижняя церковь. Было их не меньше сорока. После войны предполагалось соорудить под церковью склеп усыпальницу, но... «Бог судил иначе»...

    В то время, которое я описываю (1906–1913) полковой собор стоял еще крепко и казался навеки нерушимым. Благодаря обилию богатых прихожан, купцов из Апраксина рынка и Гороховой, щедрых на украшение храма и благотворительность, — среди других военных церквей он занимал исключительно счастливое положение. Полк давал причт, один из лучших в Петербурге церковных хоров, несколько сторожей и, в случае нужды, любое количество рабочих рук для чистки, поправок, починок и т. д.

    Приход, с своей стороны, не только не жалел денег на храм и на всех, кто его обслуживал, но содержал богадельню, детский приют, ночлежный дом и даровую столовую, оказывая, кроме того, многим неимущим прихода помощь — и натурой, и деньгами.

    Свадьбы, похороны и всякие требы для бедных, разумеется, совершались бесплатно. Всей церковной и благотворительной частью ведал причт собора, под общим наблюдением ктитора и старосты. Ктитором, так сказать представителем от полка, долгие годы состоял полковник Андрей Ал. Швецов, человек хозяйственный, богомольный, весьма добрый и с немалыми связями. А старостой, выборным от прихода, — И. И. Синебрюхов, апраксинский купец и большой миллионер. А так как ладили они между собою хорошо, то можно себе представить, какую силу представляла собою такая пара.

     

    Макаров Юрий Владимирович. Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917

  • 4 Февраля 2019, 01:03

    а не этот ли собор виднеется на этой картине? http://artpoisk.info/artist/dubovskoy_nikolay_nikanorovich_1859/na_ekaterininskom_kanale_letom/

  • 4 Февраля 2019, 16:32
    Ответ на "а не этот ли собор виднеется на этой картине? http" от gorod_atlantov

     Этот, там и 4 трубы электростанции на Фонтанке, 104, справа.

    В титул надо бы фото Лоренса (№ 2).

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий или добавить информацию в публикацию.
Категории
Новости по дням
Сейчас на сайте
Публикации
Опубликовано: 27619
Готовится: 191
Посетители
Гостей: 123
Всего сегодня: 6880